1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 267

Реформа коллективного управления правами

Последний скандал, связанный с арестом руководителя Российского авторского общества (РАО), спровоцировал новый виток обсуждений недостатков правового регулирования управления авторскими правами. Некоторые известные артисты даже создали альтернативную общественную организацию и обещают защищать права исполнителей лучше. На днях РАО направило в Минэкономразвития России предложения по совершенствованию отрасли. Эксперты газеты оценили эти предложения, проанализировали пробелы законодательства в сфере защиты и коллективного управления авторскими правами и высказали свои предложения по совершенствованию законодательства. Подробности читайте в теме номера.

Недостатки правового регулирования

Антон Банковский, глава практики интеллектуальной собственности, международная юридическая фирма CMS, г. Москва

Владислав Елтовский, юрист практики интеллектуальной собственности, международная юридическая фирма CMS, г. Москва

В настоящий момент система коллективного управления авторскими правами подвергается критике в связи с существованием ряда проблем в деятельности соответствующих организаций. В основном претензии высказываются в адрес аккредитованных организаций по управлению правами на коллективной основе, то есть тех организаций, которые вправе представлять интересы правообладателей и собирать с пользователей вознаграждения без необходимости заключения каких-либо договоров с правообладателями или получения согласия в иной форме. В частности, можно выделить следующие недостатки существующей системы.

  • Нечеткое существующее определение функций и правомочий аккредитованных организаций по сбору вознаграждения ведет к тому, что правообладатели могут и не знать о совершении каких-либо действий от их имени. При этом вознаграждение зачастую не доходит до правообладателей, а остается на счетах аккредитованных организаций. На аккредитованные организации налагается обязательство предпринять разумные и достаточные меры по установлению правообладателей, имеющих право на получение вознаграждения. Однако указанная категория мер является оценочной, и степень разумности и достаточности таких мер может трактоваться по-разному. Следует отметить, что эта проблема наиболее актуальна в отношении иностранных правообладателей.

  • За управление правами на коллективной основе организации удерживают из полученного от пользователей вознаграждения суммы на покрытие своих расходов. При этом размер таких удержаний регулируется внутренними актами организаций, и правообладатели фактически лишены возможности согласовывать размер удержаний, что, безусловно, противоречит сущности деятельности организаций, которая должна осуществляться в интересах правообладателей.

  • Отсутствие конкуренции на рынке управления правами на коллективной основе. Неаккредитованные организации фактически не могут эффективно осуществлять свою деятельность при наличии аккредитованных организаций, чья деятельность выведена из-под регулирования законодательства о защите конкуренции. При этом следует предположить, что наличие конкуренции в указанной сфере могло бы стимулировать как снижение расходов и предоставление более выгодных условий правообладателям, так и более эффективную деятельность организаций, которые будут вынуждены предлагать конкурентные преимущества для своих клиентов.

  • Недостаточная финансовая прозрачность аккредитованных организаций, что затрудняет оценку причитающегося вознаграждения для правообладателей.

Российское авторское общество, будучи аккредитованной организацией, выступило с рядом законодательных предложений, направленных на совершенствование системы управления правами на коллективной основе. Рассмотрим часть этих инициатив и прокомментируем их.

Укрепить механизмы самоуправления в ОКУП в интересах правообладателей / или усилить контроль правообладателей за исполнительными органами ОКУП, а также создать наблюдательный совет при ОКУП. В целом предложенная инициатива направлена на увеличение прозрачности деятельности организаций, что является положительной тенденцией. При этом контроль правообладателей должен быть усилен возможностью применения каких-либо мер, реально способствующих изменению деятельности организации с учетом мнения правообладателей.

Более того, представляется необходимым закрепление формы и процедуры учета мнения правообладателей с тем, чтобы это была налаженная система взаимодействия, а не одиночные заявления отдельных лиц.

Ограничить отчисления на содержание ОКУП. С точки зрения ухода от определения размера удержаний самими организациями это предложение представляется справедливым по отношению к правообладателям.

Однако это может привести к большему ограничению конкуренции, так как организации, которые готовы предложить наиболее эффективные методы по управлению правами и сбору вознаграждений, не смогут в полной мере извлечь выгоду из таких методов даже при условии готовности правообладателей платить большую цену за деятельность организации.

На наш взгляд, наиболее эффективным было бы предоставление организациям и правообладателям возможности в двустороннем порядке договариваться о структуре удержаний, исходя из индивидуальных особенностей того или иного правообладателя.

Предоставить возможность юридическим лицам участвовать в управлении ОКУП. Учитывая то, что в настоящий момент существует достаточное количество компаний, аккумулирующих значительные портфели нематериальных активов, включающих авторские и смежные права, предоставление таким компаниям возможности участвовать в управлении организациями по коллективному управлению правами можно считать положительной инициативой.

Усовершенствовать систему распределения авторского вознаграждения, а также создать личный кабинет правообладателя. Безусловно, с учетом быстрого роста разработок в сфере информационных технологий имплементацию современных методов по управлению правами и контролю за выплатой вознаграждения можно только приветствовать.

Обязать аккредитованные ОКУП размещать на своих официальных сайтах нормативные правовые акты, регулирующие деятельность обществ по сбору, распределению и выплате вознаграждения, регламентировать механизм рассмотрения претензий правообладателей, расширить полномочия правообладателей по исключению своих прав из управления аккредитованных организаций. Это предложение позволяет частично смягчить существующие проблемы в деятельности аккредитованных организаций, однако часть проблем останется нерешенной, в частности в отношении ограничения конкуренции и неосведомленности правообладателей о действиях аккредитованных организаций.

Ключевая проблема не решена

Максим Али, юрист практики по интеллектуальной собственности / информационным технологиям,

АБ «Качкин и Партнеры», г. Санкт-Петербург

Большую часть инициатив Российского авторского общества (РАО) можно условно разделить на три основных блока.

Усиление контроля правообладателей над сбором вознаграждения.

Данная инициатива, по мнению РАО, должна быть реализована за счет увеличения числа заседаний руководящих органов общества, обязательного включения правообладателей в состав всех органов управления и создания наблюдательного совета РАО.

Представляется, что данные изменения не будут носить сугубо формальный характер только в том случае, если, во-первых, удастся разработать справедливый механизм отбора и включения правообладателей в органы управления (что весьма непросто, учитывая объем реестра произведений того же РАО), во-вторых, такие правообладатели будут обладать большими полномочиями, чем, например, правом совещательного голоса, в-третьих, если наблюдательный совет РАО сможет принципиальным образом определять деятельность РАО в части сбора и распределения вознаграждения и работы его исполнительных органов.

Совершенствование правил сбора и распределения вознаграждения.

Ключевой инициативой в этом направлении стоит назвать ограничение отчислений на содержание организаций по коллективному управлению правами. Безусловно, такая инициатива является более чем оправданной с точки зрения прозрачности взаимодействия правообладателей и названных организаций.

Между тем представляется, что предлагаемый РАО запрет сбора вознаграждения на счета агентов в излишней степени ужесточает существующее регулирование. Во всяком случае, было бы достаточно предоставить правообладателям возможность отказа от такой системы сбора либо необходимость получения предварительного согласия с их стороны. Существование предлагаемого запрета может, к примеру, сделать нереализуемой схему приема платежей онлайн, которая может быть более удобна для субъектов малого предпринимательства и тому подобных пользователей.

Усиление роли информационных систем в предоставлении информации правообладателям и распределении авторского вознаграждения.

Предлагаемые изменения в этой части также являются обоснованными с точки зрения упрощения доступа правообладателей к информации о деятельности организаций по коллективному управлению правами, а также с позиции более быстрого и эффективного взаимодействия таких организаций с правообладателями.

В то же время не поясняется, что ранее являлось препятствием для внедрения подобных систем за исключением положений об обязанности крупнейших плательщиков – пользователей представлять отчетность в электронном виде. Иными словами, неясен смысл законодательного закрепления существования вышеуказанных информационных систем (тем более что РАО подтверждает, что ранее на практике уже начало использовать единую информационную систему).

В качестве еще одного сомнительного предложения можно назвать необходимость организации по коллективному управлению авторскими правами публиковать на своих сайтах нормативно-правовые акты, регулирующие деятельность по сбору, распределению и выплате вознаграждения, учитывая и без того обязательный характер опубликования нормативно-правовых актов.

Надо отметить, что инициатива РАО не единственная в своем роде. В настоящее время Минкомсвязь России разрабатывает проект федерального закона «О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации в части совершенствования механизма коллективного управления авторскими и смежными правами». Предлагаемые изменения также затрагивают вопросы, связанные с руководством организациями по коллективному управлению правами и членством в таких организациях, а также с повышением прозрачности распределения вознаграждения в пользу правообладателей. Данный проект предусматривает в том числе следующее:

– организационно-правовая форма организации по коллективному управлению правами должна обеспечивать возможность участия в ней как физических, так и юридических лиц;

– одно и то же лицо не может занимать должности в организации по коллективному управлению правами более 4 лет подряд;

– руководителем организации по коллективному управлению правами не может быть руководитель компании-правообладателя либо его заместители;

– число учредителей (членов) организации по коллективному управлению правами не может быть менее 50;

– организации по коллективному управлению правами должны предоставлять равные возможности по заключению договоров как правообладателям, так и пользователям;

– организация по коллективному управлению правами должна привлекать профессиональные статистические организации и публиковать как статистику, используемую при распределении или расчете вознаграждения, так и рейтинг объектов авторских (смежных) прав, по которому распределяется вознаграждение.

Предлагаемые изменения представляются оправданными ввиду того, что они призваны обеспечить более частую ротацию руководства организаций по коллективному управлению правами и позволят более эффективно контролировать деятельность последних.

Однако в целом как предложения РАО, так и предложения Минкомсвязи России, конечно, не решают ключевой проблемы существования в России бездоговорного коллективного управления авторскими правами. Само по себе бездоговорное управление правами не может не вызывать нареканий: с одной стороны, бездоговорное управление дает одной из организаций по управлению правами необоснованное конкурентное преимущество, с другой – оно не связывает организацию слишком жесткими требованиями по установлению получателей вознаграждения (закон в этой части лишь ограничивается фразой про «разумные и достаточные меры»).

Напомним, что согласно § 1450 Доклада Рабочей группы о присоединении России к Соглашению ВТО к числу обязательств Российской Федерации, включенных в п. 2 Протокола, относится обязательство, предусмотренное § 1218 Доклада: пересмотреть систему коллективного управления правами, чтобы отменить недоговорное управление правами, в течение пяти лет после вступления в силу ч. 4 ГК РФ. Несмотря на то что срок отмены внедоговорного управления правами подошел уже к январю 2013 года, соответствующие положения не были исключены из ГК РФ. При этом Конституционный Суд РФ отказался рассматривать по существу вопрос о применении § 1450 Доклада, сославшись на отсутствие полномочий по проверке соответствия законов международно-правовым актам (Определение КС РФ от 06.11.2014 № 2531-О).

Нужна конкуренция ОКУП

Арик Шабанов, к. ю. н., управляющий партнер, компания Prime legal LLC, г. Москва

Обладатели авторских и смежных прав могут осуществлять управление такими правами через членство в специально созданных организациях по управлению правами на коллективной основе (ОКУП). В частности, такое право закреплено в ст. 1242 ГК РФ. К числу таких организаций по управлению относится и Российское авторское общество (РАО).

РАО занимает центральное положение среди организаций, занимающихся управлением на коллективной основе, что, с одной стороны, хорошо. Положительная сторона заключается в том, что процесс взаимодействия с РАО является достаточно унифицированным, общеизвестным. С другой стороны, РАО занимает доминирующее положение на рынке, что позволяет навязывать свои условия обладателям авторских и смежных прав.

При осуществлении деятельности РАО возникает значительное количество вопросов, связанных с законностью и обоснованностью отдельных действий РАО. В частности, большая часть жалоб касается размера вознаграждения, отчисляемого обладателям авторских и смежных прав, способов контроля за деятельностью РАО, а также ненадлежащей защиты авторских и смежных прав. По мнению многих авторов произведений, РАО неэффективно осуществляет распоряжение принадлежащими им правами.

В целях сохранения доминирующего положения на рынке интеллектуальной собственности, предупреждения возможных конфликтов РАО предложен ряд законодательных поправок. В частности, предлагается усиление контроля за деятельностью организаций по управлению правами на коллективной основе (ОКУП), создание рычагов управления и ограничения в деятельности ОКУП.

Предложенные инициативы являются достаточно актуальными, поскольку в настоящее время назрела необходимость пересмотра нормативно-правовой базы, регулирующей деятельность ОКУП. Особый интерес заслуживает предложение о создании личного кабинета правообладателя. Реализация данной инициативы позволит правообладателям в режиме реального времени получать информацию, связанную с вознаграждением, получаемым от использования принадлежащих им произведений.

Также РАО предлагает включать правообладателей в состав органов управления ОКУП, принимать участие в собраниях, что позволит сделать более прозрачной деятельность ОКУП. Данная инициатива представляется малоэффективной, поскольку участие отдельных правообладателей в деятельности ОКУП не позволит осуществлять реальный контроль. В данном случае целесообразно говорить о представлении со стороны ОКУП каких-то обязательных финансовых документов (показателей) по запросу правообладателя. Реализация такого права позволила бы получить реальный контроль над деятельностью ОКУП.

Кроме того, РАО выступает инициатором создания обязательных органов управления, таких как наблюдательный совет. Однако законодательное закрепление данной инициативы вряд ли существенно изменит ситуацию к лучшему. Само по себе создание дополнительных органов управления лишь приведет к увеличению бюрократического аппарата ОКУП. В данном случае следует акцентировать законодательную инициативу в сторону публичности действий ОКУП, например, предоставив правообладателям право присутствия при принятии решений ОКУП.

Также предлагается ограничить отчисления на содержание ОКУП, урегулировать сферу концертно-зрелищных мероприятий. Это предложение, безусловно, является актуальным и при надлежащей реализации будет направлено в защиту интересов правообладателей. Что касается предложения на запрет сбора вознаграждения на счета агентов, то, возможно, стоит законодательно предусмотреть наличие обособленного счета агента, который будет использоваться исключительно для взаимодействия ОКУП.

Оценка инициатив РАО позволяет сделать вывод, что заявленные к рассмотрению предложения не охватывают в полной мере круга вопросов, которые необходимо разрешить. В частности, было бы целесообразным усилить контроль за деятельностью РАО со стороны Министерства культуры, а также меры ответственности за несоблюдение законодательства. Данные меры должны быть достаточно серьезными, позволяющими оказывать действенное влияние на деятельность ОКУП, вплоть до отзыва аккредитации, административного приостановления или закрытия деятельности.

Основное внимание должно быть направлено на договор, который заключается между правообладателем и ОКУП. Так, нужно предусмотреть некоторые обязательные условия, которые должен содержать договор. Кроме того, необходимо установить ограничения, связанные со включением различных условий в такой договор, предусмотреть особенности отказа от такого договора. Вероятнее всего, для реализации вышеуказанных предложений в отношении ОКУП потребуется разработка специального нормативно-правового акта, которым бы регулировалась деятельность таких организаций.

Вместе с тем не следует забывать, что законодатель должен создать такие условия для развития ОКУП, которые позволят существовать различным организациям в условиях нормальной конкуренции. Отсутствие монополии позволит повысить эффективность работы ОКУП, а также снизить возможность злоупотребления правами за счет внутреннего рыночного регулирования среди ОКУП.

Косметические улучшения

Кирилл Никитин, юрист, юридическая фирма VEGAS LEX, г. Москва

Необходимость реформирования законодательства в области защиты интеллектуальных прав назрела уже давно, и последние скандалы с РАО – лишнее тому подтверждение.

Деятельность подобных организаций вызывает множество вопросов как со стороны пользователей, так и, как ни парадоксально, со стороны авторов произведений, чьи права подобные организации призваны защищать.

Интересно отметить методику работы подобных организаций. Зачастую в подтверждение факта неправомерного использования объектов авторских и смежных прав истец предъявляет аудио- или видеозапись, сделанную им во время концерта, который он посетил в качестве рядового зрителя.

В частности, с момента появления подобных организаций в разы возросло количество исков, подаваемых ими от имени авторов. При этом, если раньше большинство подобных исков судами удовлетворялось, в последнее время намечается иная тенденция, направленная на защиту прав прежде всего добросовестных пользователей.

Вместе с тем предлагаемый законопроект выглядит в большей степени декларативным, направленным на косметические улучшения, в то время как ключевые проблемы отрасли не разрешаются.

Так, наибольшие нарекания со стороны профессионального сообщества вызывают нормы п. 3 ст. 1244 ГК РФ, в соответствии с которыми организация по управлению правами на коллективной основе вправе осуществлять управление правами и сбор вознаграждения для тех правообладателей, с которыми у нее не заключены договоры.

При таких обстоятельствах зачастую игнорируется мнение тех авторов, которые по тем или иным причинам не заинтересованы в сотрудничестве с соответствующей организацией.

Подобное приводит к тому, что авторы, самостоятельно занимающиеся защитой своих прав, зачастую встречают серьезное сопротивление со стороны организаций по коллективному управлению правами. В качестве примера можно привести концертную деятельность. Так, при проведении концертов авторы-исполнители заключают соответствующие соглашения с организаторами, в силу которых авторам помимо прочего выплачивается авторское вознаграждение. Вместе с тем зачастую организаторы мероприятий сталкиваются с претензиями со стороны организаций по управлению коллективными правами, которые также предъявляют требования о выплате авторского вознаграждения, но уже в пользу такой организации.

Кроме того, не разрешен вопрос о прозрачности выплат авторского вознаграждения прежде всего иностранным авторам и правообладателям, которые в силу объективных причин не обращаются за выплатами.

Еще одной проблемой, которая не затрагивается предлагаемым законопроектом, является, на наш взгляд, вопрос об аккредитации организаций по коллективному управлению правами. Действующая процедура крайне непрозрачна, отсутствуют четкие механизмы получения аккредитации. Все это может привести к монополизации рынка несколькими организациями, что негативно отразится на всей отрасли в целом.

При реформировании законодательства особое внимание стоит уделять соблюдению баланса интересов правообладателей, пользователей и информационных посредников. Однако, как видится, этот баланс не всегда соблюдается. Зачастую вносимые поправки предоставляют чрезмерно завышенный объем правомочий той или иной стороне, что может служить основанием для различных злоупотреблений.

Логичных реформ нет

Анна Лаврухина, адвокат, Адвокатское бюро DS LAW, г. Москва

Практика существования организаций по коллективному управлению правами (ОКУП) показала свою неэффективность в принципе, особенно в части защиты прав авторов, которые не заключали договоры с такими организациями. Деятельность ОКУП приносит пользу в большой степени только ОКУП, однако не позволяет владельцам исключительных прав получать хоть сколько-нибудь достойное вознаграждение за использование их результатов интеллектуальной деятельности.

По моему мнению, если правообладатель не обращается в какую-либо организацию для защиты своих прав, это говорит о том, что у него нет намерения получать какое-либо вознаграждение от использования третьим лицом результата его интеллектуальной деятельности, а также их защищать. Мне кажется, предоставление возможности аккредитованным ОКУП заключать лицензионные соглашения на предоставление права использовать результаты интеллектуальной деятельности таких авторов, защищать их права и тем более осуществлять сбор вознаграждения является в принципе неверной конструкцией в сфере защиты авторских прав.

На мой взгляд, необходимо лишить ОКУП права осуществлять такую деятельность в интересах правообладателей, не заключивших с ОКУП соответствующее соглашение.

В любом случае главный вопрос, который возникает при анализе отношений между ОКУП, пользователем и правообладателями, заключается в непрозрачности осуществления ОКУП функции по сбору и распределению вознаграждений.

Так, на сайте РАО размещен типовой договор, из которого следует, что РАО предоставляет пользователю неисключительную лицензию на использование обнародованных произведений, входящих в репертуар РАО (то есть всех, которые не исключены правообладателями из репертуара РАО отдельным заявлением), и берет за это фиксированное вознаграждение. Размер вознаграждения устанавливается в зависимости от характеристики пользователя, которая в основном сводится к «озвучиваемой площади». Также согласно договору по итогам отчетного периода пользователь представляет в РАО сведения об использованных произведениях, авторах и т. д. На основании представленных сведений РАО распределяет вознаграждение между правообладателями. При этом, каким образом определенное исходя из размера «озвучиваемой площади» вознаграждение распределяется между правообладателями, не понятно ни из договора, ни из Положения о порядке распределения и выплаты авторского вознаграждения (размещено на сайте РАО). Однозначно известно только следующее: правообладателям выплачивается вознаграждение (распределяется вознаграждение), только если их произведения используются. В итоге складывается ситуация, при которой пользователь платит по договору РАО в полном объеме, даже если ни разу не использовал обнародованные произведения (и его отчет – пустой) или использовал, но не часто и не много, или другая ситуация, при которой использование произведений осуществлялось слишком часто и слишком много, в связи с чем правообладатели получают вознаграждение в размере ниже установленного минимального предела.

При попытках оспорить такое условие в суде пользователь получает разъяснение, что по лицензионному договору предоставляется право использования результата интеллектуальной деятельности и вознаграждение устанавливается за такое предоставление, а не за факт использования.

Возникают вопросы: логично ли такое общее правило лицензионных отношений распространять на договоры, заключенные в отношении неопределенного круга лиц и произведений? Почему бы не установить размер вознаграждения по договору с РАО в зависимости от объема использованных прав, что было бы весьма логично, а к договору приложить ставки, в соответствии с которыми такое вознаграждение распределяется? А в целях обеспечения интересов правообладателей можно установить гарантийный платеж, который мог бы определяться любым способом, пусть даже в зависимости от размера «озвучиваемой площади». Размер же подлежащего оплате на основании отчетов пользователя вознаграждения почему бы не удерживать как раз из такого гарантийного платежа, который подлежит постоянному пополнению?

Однако в предложениях РАО мы не видим логичных и понятных реформ в части взимания и распределения вознаграждения, которые сделали бы этот процесс действительно прозрачным и обоснованным. В связи с этим, к сожалению, приходится констатировать, что предложения РАО в большей степени уводят от основной проблемы, существующей в этой сфере, и стараются переключить внимание с давно назревших вопросов по деятельности самих ОКУП.