1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 67

Обзор судебной практики

Решение Верховного суда РФ от 08.07.2016 № АКПИ16-443

Признаны недействующими с 1 января 2013 г. положения подп. «а», «б» п. 4, первого абзаца п. 12, первого и второго абзацев п. 13 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в РФ, утвержденного приказом Минфина России от 29.07.98 № 34н (далее — Положение о бухучете).

В оспариваемых нормах содержатся определения бухгалтерского учета (подп. «а», «б» п. 4 Положения о бухучете), объекта бухгалтерского учета, подлежащего оформлению первичными документами (первый абзац п. 12 Положения о бухучете), требования к первичным документам (первый и второй абзацы п. 13 Положения о бухучете).

С 1 января 2013 г. вступил в силу Федеральный закон от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее — Закон о бухучете). По мнению организации, обратившейся в Верховный суд РФ, вышеуказанные нормы Положения о бухучете не соответствуют действующему сейчас Закону о бухучете. Причиной подачи иска стало применение этих норм судами при рассмотрении дел с участием организации.

Из содержания ст. 30 Закона о бухучете следует, что до утверждения федеральных и отраслевых стандартов уполномоченный федеральный орган исполнительной власти вправе вносить изменения, обусловленные изменением законодательства РФ, в правила ведения бухгалтерского учета и составления бухгалтерской отчетности, утвержденные до дня вступления в силу данного закона. Однако такие изменения в оспариваемый нормативный правовой акт внесены не были. Согласно разъяснению, данному в п. 28 постановления Пленума Верховного суда РФ от 29.11.2007 № 48 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части», нормативный правовой акт или его часть могут быть признаны недействующими с того времени, когда они вошли в противоречие с нормативным правовым актом, имеющим большую юридическую силу.

В результате Верховный суд удовлетворил требования организации.

Постановление АС Волго-Вятского округа от 05.08.2016 № Ф01-3019/2016

Ошибочное указание в расчете по форме 4-ФСС регистрационного номера организации вместо номера обособленного подразделения не влечет за собой признание расчета по обособленному подразделению несданным.

Компания 17 апреля 2015 г. направила в региональное отделение ФСС России, где состоит на учете ее обособленное подразделение, расчет по форме 4-ФСС в электронном виде за I квартал 2015 г. с показателями этого обособленного подразделения. Но по ошибке указала в расчете не регистрационный номер по месту нахождения обособленного подразделения, а регистрационный номер организации. Обнаружив ошибку, компания еще раз направила расчет с правильным регистрационным номером 7 мая 2015 г. Региональное отделение ФСС России посчитало, что расчет от 17 апреля 2015 г. был представлен в отделение по месту нахождения головного офиса и расценила расчет от 7 мая 2015 г. в качестве первичного, сданного с нарушением срока. В результате компании был выписан штраф.

Суды всех инстанций встали на сторону компании. Они указали, что согласно п. 4.7 Технологии приема расчетов страхователей по начисленным и уплаченным страховым взносам в системе Фонда социального страхования Российской Федерации в электронном виде с применением электронной подписи, утвержденной приказом ФСС России от 12.02.2010 № 19 (далее — Технология), расчет считается представленным своевременно, если отправленный файл расчета не получил отрицательных результатов при проверке на соответствие требованиям, предъявляемым к расчету в электронном виде. При повторной отправке расчета одного и того же страхователя за один и тот же отчетный период последующие расчеты страхователя будут считаться корректирующими (п. 4.8 Технологии).

Первоначальный расчет, представленный 17 апреля 2015 г., прошел проверку и не получил отрицательных результатов. Кроме того, несмотря на неверный регистрационный номер, фонд имел возможность определить, что расчет касается деятельности именно структурного подразделения, поскольку содержал прямое указание на это.

При таких обстоятельствах суды сделали вывод об отсутствии вменяемого компании правонарушения.