1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1052

Таинственная группа лиц организует вывоз капитала из России

Накануне своей отставки председатель ЦБР Сергей Игнатьев публично предположил, что львиная доля денег из страны незаконно вывозится одной группой лиц, которая контролирует примерно половину создаваемых под это фирм-однодневок и фактически контролирует суммы, равные паре процентов ВВП России.

Глава ЦБ детально расписал газете «Ведомости» структуру оттока капитала из страны. И получилась мрачная картина.

Да, в отток вписываются и деньги, совершенно законно покинувшие страну: кто-то возвращает долги, кто-то покупает производства за рубежом и так далее. Но есть в нем и грязные деньги, проходящие в платежном балансе в графе «сомнительные операции». По словам С. Игнатьева, это «… может быть оплата поставок наркотиков… взятки и откаты чиновникам… схемы по уклонению от уплаты налогов».

Что-то подобное естественно для любой страны. Важно соотношение чистых и грязных денег (в нашем случае — вывозимых за пределы родины, скорее всего, взяток). Глава ЦБ представил данные, которые показывают такую пропорцию: чистых — менее 40%, грязных — более 60% (35 млрд долл. из вывезенных в 2012 г. 57 млрд долл., не считая 14 млрд долл., которые шли хоть на не совсем чистоплюйские, но все-таки реальные операции, скажем, на «серый» импорт).

После этих данных должны замолчать те, кто не первый год доказывает, что никакого нехорошего вывоза капитала из России нет, а протекают обычные бизнес-процессы. Как бы опережая новые возражения из того же ряда — мол, есть проблема, так надо ужесточить работу милиции — С. Игнатьев «разжевывает» и структуру этой массы грязных денег. Он описывает главенствующую схему их переправки за границу — через однодневки (из всех зарегистрированных в ФНС коммерческих организаций чуть более половины проводят хоть какие-то платежи через банки, а из их числа 11% фирм вообще не платят никаких налогов, еще 4—6% — чисто символические суммы). Дальше — самое любопытное. С. Игнатьев считает, что половина операций по вывозу денег из страны осуществляется под руководством некой таинственной организации.

«… как показывает наш анализ, больше половины всего объема сомнительных операций проводится фирмами, непосредственно или косвенно связанными друг с другом платежными отношениями. Создается впечатление, что все они контролируются одной хорошо организованной группой лиц», — цитирует С. Игнатьева газета «Ведомости».

Уходящий банкир не приводит своих версий о возможном составе «группы лиц». Это порождает размышления о том, кто в стране обладает полным набором инструментов для такого дела, когда надо одновременно контролировать и банкиров, и силовиков, и «дойных», то есть бизнесменов? Но никаких версий ответов не возникает.

На эту же неназванную «группу лиц» же обратила внимание уже через пару часов после публикации интервью С. Игнатьева газета The Financial Times. Как рассказал FT «московский экономист, пожелавший остаться анонимным... схемы, описанные Игнатьевым, в точности совпадают с теми, которые сейчас расследуются в нескольких юрисдикциях в связи с делом Магнитского — юриста инвестиционного фонда Hermitage Capital, скончавшегося в СИЗО после ареста последовавшего за его заявлением о раскрытии коррупционной схемы хищения более 5,4 млрд руб. из госбюджета сотрудниками правоохранительных органов и высокопоставленными чиновниками... То, что изучал Магнитский, было верхушкой айсберга».

Еще есть косвенные улики, которые говорят о том, что эта «группа лиц», этот «спрут», если он на самом деле есть, очень силен. К примеру, наша Дума, которую злые языки прозвали за послушание ксероксом, практически никогда не сопротивляется принятию законов, если они исходят из правительства. Кроме одного, пожалуй, — подготовленного Росфинмониторингом пакета поправок в законодательство по борьбе с финансовыми преступлениями. Проект далеко не такой жесткий, как подобные законы у американцев, которые вообще считают анахронизмом понятие «банковская тайна». Но и в нем сразу три профильных комитета нашли множество огрехов, и его принятие затягивается. Ссылаются на плохую работу почты, которая может вовремя не доставить письмо налоговиков адресату, на невыносимую жестокость требования указывать конечных бенефициаров, выгодополучателей, и так далее. Становится еще более любопытно, что же это за группа лиц, которая и Думой едва ли не повелевает, и кто ее атаман? Ведь умеют же депутаты, при отмашке, за один день во всех чтениях принять документ любой сложности.

С другой стороны, есть и подозрения, что иные депутаты и члены их семей имеют в разных странах собственность, купленную на деньги, с которых российские налоговики ничего взять не успели, так что и без команды им глубоко противна инициатива Росфинмониторинга.

С. Игнатьев считает, что этот закон может помочь в битве с однодневками. Но тут, так сказать, и «спотыкается», начинает говорить про необходимость вкладывать деньги в строительство дорог и прочее благостное.

Опытного банкира можно понять. Он всячески старался в интервью увильнуть от политических тем, отсюда и недосказанность. Ведь самое печальное во всей этой многолетней эпопее вывоза денег из России даже не в том, что может быть в стране некая хорошо замаскированная группа воротил 2—2,5% ВВП, и не в том, что кто-то где-то домики прикупает. А в том, что так или иначе, но деньги из нашей экономики и надо выводить, так как она просто не в состоянии их переваривать, сколько ни мечтай о строительстве приличных дорог (разговор о предпринимательстве, а не о социальной сфере). Сейчас сложилась такая схема, при которой часть денег стерилизуется в фондах, а другая — в офшорах. Отток капитала всех видов помогает бороться с укреплением рубля и разгоном инфляции.

С. Игнатьев, видимо, считает, что для этого вовсе не обязательно использовать методы, которые он называет незаконными. Но он банкир, а не политик, потому и может позволить себе не думать о том, как оплачивать крепость вертикали, преданность миллионов исполнителей. Если грубо использовать его бухгалтерскую логику, в том числе дать налоговикам в руки секиру от Росфинмониторинга, то можно дойти до того, что увидим мрачную картину, когда однажды вдруг не обнаружится желающих разгребать провинциальные конюшни за официальное жалованье и без надежд хоть детей устроить возле теп­лых океанов.

К тому же и без откровений уходящего банкира ясно, что выводом десятков миллиардов долларов заведуют не безобидные клерки. Невольно вспоминается, что бывший зам Игнатьева Андрей Козлов, отвечавший за контроль над банковской дея­тельностью, был застрелен в 2006 г. Преемник Козлова Геннадий Меликьян в сентябре 2011 г. по непонятным причинам ушел в отставку...