1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 19555

Споры о банкротстве: правовое положение кредиторов

Минувшим летом вышло постановление Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» (далее — постановление № 35). Происходящие изменения в судебной арбитражной практике свидетельствуют о расширении процессуальных прав кредиторов несостоятельного должника в целях обеспечения реализации реального права на судебную защиту. И хотя правовые подходы к толкованию и применению разъяснений, содержащихся в постановлении № 35, только начинают формироваться, очевидна общая направленность разъяснений на защиту прав добросовестных участников дела о банкротстве, своевременно и разумно реализующих свои процессуальные права.

Понятие кредитора

Анализ законодательства о несостоятельности (банкротстве), а также разъяснений Пленума и Президиума ВАС РФ по вопросам судебной практики позволяет выделить несколько категорий кредиторов в делах о банкротстве.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) под кредиторами понимаются лица, имеющие по отношению к должнику права требования по денежным обязательствам и иным обязательствам, об уплате обязательных платежей, о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих по трудовому договору. Далее в той же статье Закона о банкротстве содержится определение конкурсных кредиторов — это кредиторы по денежным обязательствам, за исключениями, перечисленными в законе.

В статье 2 Закона о банкротстве раскрывается понятие уполномоченных органов. Такие органы не являются конкурсными кредиторами в силу прямого указания закона. Уполномоченные органы участвуют в деле о банкротстве не в своих интересах, а от имени и на основании поручения соответствующего органа власти и представляют интересы публично-право-
вого образования (Российской Федерации, субъекта РФ или муниципального образования) в связи с наличием у такого субъекта прав требования к должнику об уплате обязательных платежей либо по денежному обязательству. Сказанное подтверждается и п. 2 ст. 29 Закона о банкротстве.

Уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, обеспечивающим представление в делах о банкротстве и в процедурах банкротства требований об уплате обязательных платежей и требований РФ по денежным обязательствам, является ФНС России. Основание — п. 1 постановления Правительства РФ от 29.05.2004 № 257 «Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в деле о банкротстве и в процедурах, применяемых в деле о банкротстве» и п. 1 Положения о Федеральной налоговой службе1. Исходя из абз. 9 ст. 2 Закона о банкротстве требование об уплате обязательных платежей вправе предъявлять в деле о банкротстве только федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством РФ. Следовательно, в настоящее время такие требование может предъявлять только ФНС России.

Кредиторы: общее понятие, виды, права

Лицо

Понятие и права

Норма

Общее понятие кредитора

Кредитор

Лицо, имеющее по отношению к должнику права требования по денежным обязательствам и иным обязательствам, об уплате обязательных платежей, о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих по трудовому договору

Статья 2 Закона о банкротстве

Виды кредиторов

Конкурсный кредитор

Кредитор по денежным обязательствам, за исключениями, перечисленными в Законе о банкротстве

Статья 2 Закона о банкротстве

Уполномоченный
орган

Не является конкурсным кредитором. Участвует в деле о банкротстве не в своих интересах, а от имени и на основании поручения соответствующего органа власти и представляет интересы публично-правового образования (РФ, субъекта РФ, муниципального образования) в связи с наличием у такого субъекта прав требования к должнику об уплате обязательных платежей либо по денежному обязательству

Статья 2, п. 2
ст. 29 Закона
о банкротстве

Кредитор, предъявивший требования
к должнику

Формально не отнесен Законом о банкротстве к числу лиц, участвующих в деле о банкротстве (статья 34).

Фактически наделен правами участвующих в деле лиц в той части, которая касается возможности заявить возражения на требования других кандидатов в конкурсные кредиторы должника либо на требования уполномоченных органов, предъявленных к должнику. Кредитор, предъявивший требования к должнику, вправе обжаловать судебный акт, вынесенный по результатам проверки обоснованности требований другого кредитора должника

Пункт 2 ст. 71 Закона о банкротстве, п. 28 постановления Пленума ВАС РФ
от 15.12.2004 № 29

«Опоздавший» кредитор

Требования кредиторов, предъявленные по истечении предусмотренного п. 1 ст. 71 Закона о банкротстве срока для предъявления требований, подлежат рассмотрению арбитражным судом после введения процедуры, следующей за процедурой наблюдения. Такой кредитор не приобретает статус лица, участвующего в деле о банкротстве

Пункт 7 ст. 71 Закона о банкротстве

Кредиторы, предъявившие требования к должнику

В пункте 2 ст. 71 Закона о банкротстве и п. 28 постановления Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — постановление № 29) при определении круга лиц, обладающих правом заявить возражения относительно требований другого кредитора, указаны кредиторы, предъявившие требования к должнику. Данная категория кредиторов формально не отнесена Законом о банкротстве к числу лиц, участвующих в деле о банкротстве (ст. 34). Но фактически эта категория кредиторов наделена правами участвующих в деле лиц в той части, которая касается возможности заявить возражения на требования других «кандидатов» в конкурсные кредиторы должника либо на требования уполномоченных органов, предъявленных к должнику. Кредиторы, предъявившие требования к должнику, обладают правом обжалования судебного акта, вынесенного по результатам проверки обоснованности требований другого кредитора должника.

Специфика правового статуса кредиторов, предъявивших требование к должнику, заключается в том, что до вынесения судом в рамках дела о банкротстве судебного акта обоснованность их требований к должнику еще не подтверждена, соответствующая задолженность не включена в реестр требований кредиторов должника. Но несмотря на это обстоятельство Закон о банкротстве наделяет данных лиц правом заявлять возражения против требований других кредиторов и обжаловать соответствующие судебные акты. Это обусловлено реализацией законодателем такой задачи судопроизводства, как защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лица.

Очевидно, что как в исполнительном производстве, так и в рамках дела о банкротстве каждый кредитор стремится к максимальному и быстрому удовлетворению своих требований к должнику. В отличие от исполнительного производства в деле о банкротстве очень высока вероятность того, что имущества должника будет недостаточно для удовлетворения всех требований кредиторов. Поэтому заявление возражений на требования другого кредитора является одним из способов «сокращения конкурентов-претендентов» на конкурсную массу должника.

Практика рассмотрения дел о банкротстве неоднократно выявляла ситуации, когда отдельные лица (как заинтересованные по отношению к должнику, так и незаинтересованные, но имеющие неправовой интерес к активам должника) неправомерными действиями специально «наращивают» требования к должнику, чтобы получить контроль за процедурой банкротства в виде большинства голосов на собраниях кредиторов и в дальнейшем — большую часть конкурсной массы. Поэтому предусмотренное Законом о банкротстве право кредиторов, предъявивших требования к должнику, заявить возражения против требований другого кредитора — важная гарантия в механизме судебной защиты нарушенных или оспариваемых прав2.

Кроме того, следует учитывать порядок подачи возражений относительно требований кредиторов, предусмотренный п. 2 ст. 71 Закона о банкротстве. Возражения могут быть поданы в течение 15 календарных дней со дня истечения срока для предъявления требований, то есть начиная с 31-го календарного дня после публикации сообщения о введении наблюдения по 45-й день включительно после такой публикации. Следовательно, дата судебного разбирательства по проверке обоснованности требований кредитора не должна быть назначена ранее истечения срока на предъявление возражений относительно требований кредитора.

Высока вероятность возникновения ситуации, когда в процедуре наблюдения на момент проверки судом обоснованности требования кредитора в деле отсутствуют кредиторы, требования которых уже признаны обоснованными и включены в реестр (если заявителем по делу о банкротстве является должник), либо единственным кредитором, требования которого установлены судом, является кредитор-заявитель по делу о банкротстве.

Если исключить из числа лиц, обладающих правом на заявление возражений против требований кредиторов, других кредиторов, предъявивших свои требования к должнику, но чьи требования еще не рассмотрены судом, может возникнуть ситуация, когда такие возражения смог бы заявить только единственный кредитор-заявитель по делу о банкротстве либо вообще никто из кредиторов. Едва ли такой подход отвечает интересам кредиторов и целям рассмотрения дела о банкротстве.

Тот факт, что Закон о банкротстве наделяет правом заявлять возражения относительно требований кредиторов других кредиторов, заявивших свои требования к должнику, позволяет
своевременно (в том числе без обсуждения вопросов о восстановлении пропущенных процессуальных сроков на обжалование судебных актов) проверить обоснованность требований кредитора в суде первой инстанции.

Обратимся к п. 30 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 60 «О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 № 296-ФЗ „О внесении изменений в Федеральный закон „О несостоятельности (банкротстве)“» (далее — постановление № 60). В нем уточнен момент, с которого кредитор, предъявивший требования к должнику, получает статус участвующего в деле лица, а также указан перечень процессуальных прав, которыми вправе воспользоваться такой кредитор. Статус лица, участвующего в деле о банкротстве, и соответствующие права (в частности, на ознакомление с материалами дела в части предъявленных всеми кредиторами требований и возражений, на участие в судебных заседаниях по рассмотрению требований всех кредиторов, на обжалование судебных актов, принятых по результатам рассмотрения указанных требований), необходимые для реализации права на заявление возражений, возникают у кредитора с момента принятия его требования к рассмотрению судом.

Приведенный в п. 30 постановления № 60 перечень процессуальных прав не является исчерпывающим.

Внешнее управление и конкурсное производство: кто вправе возражать против требований кредиторов?

Вместе с тем в п. 3 ст. 100 Закона о банкротстве иным образом определен круг лиц, обладающих правом заявить возражения относительно требований кредиторов, предъявленных в процедурах внешнего управления и конкурсного производства. Это внешний управляющий, представитель учредителей (участников) должника или представитель собственника имущества должника — унитарного предприятия, а также кредиторы, требования которых включены в реестр требований кредиторов.

Непонятны причины, по которым законодатель исключил из числа лиц, имеющих право заявить возражения, кредиторов, предъявивших требования к должнику. Во-первых, на практике встречаются ситуации, когда кредитор предъявил требование к должнику в процедуре наблюдения, но в силу разных причин такое требование не рассмотрено на момент введения следующей процедуры банкротства. Например, суд приостановил производство по рассмотрению требования кредитора в связи с назначением экспертизы либо определение суда первой инстанции, вынесенное по результатам проверки обоснованности требований кредитора, обжалуется в апелляционном или кассационном порядке3. Возникает ситуация, при которой такой кредитор обладал правом заявлять возражения против требований других кредиторов в процедуре наблюдения, но утратил такое право в отношении кредиторов, предъявивших требования к должнику в процедуре внешнего управления либо конкурсного производства!

Во-вторых, если в отношении должника сразу вводится процедура конкурсного производства (например, должник является ликвидируемым), то на момент принятия решения о признании должника банкротом и открытия конкурсного производства вообще нет кредиторов, требования которых были бы включены в реестр (исключение — с заявлением о признании ликвидируемого должника банкротом обратился кредитор). Возникает ситуация, на которую уже обращалось внимание в юридической литературе, когда кредиторы, одновременно предъявившие требования к должнику, не имеют возможности заявить возражения друг против друга. Единственным способом защиты окажется обжалование судебного акта в вышестоящую инстанцию4.

Разъяснения, содержащиеся в п. 30 постановления № 60, касаются порядка предъявления и рассмотрения требований кредиторов в процедуре наблюдения, что следует из абзаца первого данного пункта. Поэтому едва ли возможно распространять эти разъяснения на иные процедуры банкротства.

Можно допустить иное толкование п. 30 постановления № 60: необходимо различать кредиторов, предъявивших требования к должнику в процедуре наблюдения и (например) в процедуре внешнего управления. В первом случае кредитор приобрел статус лица, участвующего в деле о банкротстве, с момента принятия его требования к рассмотрению судом. Следовательно, если на момент введения процедуры внешнего управления требования такого кредитора еще не рассмотрены судом, независимо от смены процедуры банкротства кредитор не утрачивает статус участвующего в деле о банкротстве лица и, как следствие, вправе заявлять возражения против требований кредиторов, предъявленных к должнику в про­цедуре внешнего управления.

Во втором случае в силу прямой и императивной нормы п. 3 ст. 100 Закона о банкротстве кредитор, предъявивший требования к должнику, не является лицом, имеющим право заявлять соответствующие возражения.

Сказанное свидетельствует о необходимости законодательного разрешения данной коллизии, поскольку неравенство правового положения кредиторов очевидно и едва ли оправданно. По крайней мере действующая редакция Закона о банкротстве стимулирует добросовестных кредиторов своевременно (в процедуре наблюдения) предъявлять требования к должнику.

С учетом изложенного интересны разъяснения, содержащиеся в п. 30 постановления № 35: поскольку в рассмотрении судом требования кредитора вправе участвовать любой другой кредитор, чье требование к этому моменту принято судом, а также поскольку в силу ст. 63 Закона о банкротстве все кредиторы по денежным обязательствам и обязательным платежам, требования которых возникли до возбуждения дела о банкротстве, могут заявить свои требования уже в процедуре наблюдения, при обжаловании одним кредитором судебного акта об установлении требования другого следует учитывать следующее.

Такой кредитор вправе представить в суд апелляционной инстанции дополнительные доказательства, не рассматривавшиеся судом первой инстанции, только если обоснует невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него (ч. 2 ст. 268 АПК РФ). К упомянутым причинам не относится само по себе непредъявление им своего требования в процедуре наблюдения или в ходе иной про-цедуры до рассмотрения требования другого кредитора. Срок для апелляционного и кассационного обжалования таким кредитором судебного акта по установлению требования другого кредитора исчисляется для него по общим правилам. Непредъявление им своего требования в процедуре наблюдения или в ходе иной процедуры до рассмотрения требования другого кредитора само по себе не является достаточным основанием для восстановления пропущенного им срока (ч. 2 ст. 259 и ч. 2 ст. 276 АПК РФ). Указанные разъяснения применяются и при обжаловании кредиторами любых других судебных актов по делу о банкротстве, принятых после истечения срока для заявления кредиторами своих требований в процедуре наблюдения, в том числе вынесенных судом до включения в реестр требования данного кредитора.

Практика применения п. 30 постановления № 35 еще только начинает формироваться, отсутствуют судебные акты ВАС РФ, в которых бы учитывались данные разъяснения. В качестве предварительного суждения можно обратить внимание на следующее.

Разъяснения ориентируют участников дела о банкротстве на
своевременное предъявление (под которым в п. 30 понимается процедура наблюдения) требований к должнику.

Обращает на себя внимание тезис о том, что «в рассмотрении судом требования кредитора вправе участвовать любой другой кредитор, чье требование к этому моменту принято судом». Хочется надеяться, что тем самым ВАС РФ преодолевает противоречие между п. 3 ст. 100 и п. 2 ст. 71 Закона о банкротстве и расширяет круг лиц, обладающих правом заявить возражения против требований кредитора, предъявленных к должнику в процедуре внешнего управления либо конкурсного производства.

При ином подходе может возникнуть вопрос о праве обжалования судебного акта об установлении требований кредитора лицом, не обладающим правом заявить возражения против такого требования. Если в силу п. 3 ст. 100 Закона о банкротстве у кредитора, предъявившего требования к должнику, отсутствует право на предъявление возражений (то есть законодатель считает, что у такого лица нет законного интереса в результате рассмотрения требований другого кредитора), то, рассуждая последовательно, у такого кредитора отсутствует и право на обжалование судебного акта, которым установлены требования другого кредитора. Такой подход более чем спорный.

«Опоздавшие» кредиторы

Еще один вопрос, который необходимо учитывать при отнесении лица к числу кредиторов, касается так называемых опоздавших кредиторов. Согласно п. 7 ст. 71 Закона о банкротстве требования кредиторов, предъявленные по истечении предусмотренного п. 1 названной статьи срока для предъявления требований, подлежат рассмотрению арбитражным судом после введения процедуры, следующей за процедурой наблюдения. В пункте 27 постановления № 29 указано, что при поступлении таких требований суд выносит определение о принятии требований к рассмотрению и указывает, что они будут рассмотрены в течение месяца после введения про-цедуры, следующей за процедурой наблюдения. Указанные требования рассматриваются по правилам, установленным для соответствующей процедуры, следующей за про-цедурой наблюдения.

Поскольку кредитор несвоевременно обратился в процедуре наблюдения с требованием к должнику, его нельзя считать «кредитором, предъявившим требования к должнику» применительно к п. 2 ст. 71 Закона о банкротстве. Следовательно, такой кредитор не приобретает статус лица, участвующего в деле о банкротстве.

Уточненное разъяснение, содержащееся в п. 35 постановления № 60, свидетельствует о том, что определение суда, в котором устанавливается только факт пропуска кредитором тридцатидневного срока для предъявления требований к должнику, не является «определением о принятии требования кредитора к рассмотрению». Суд в этом случае не проверяет соответствие формы и содержания заявления кредитора требованиям процессуального закона. При переходе к следующей процедуре банкротства кредитор будет обязан соблюсти требования Закона о банкротстве, предъявляемые к заявлению кредитора в соответствующей процедуре банкротства, например, возместить арбитражному управляющему расходы на уведомление кредиторов.

Можно прийти к выводу, что понятие «кредитор», используемое в ст. 2 Закона о банкротстве, является общей характеристикой лиц, имеющих права требования к должнику по обязательствам, а также об уплате обязательных платежей, о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих по трудовому договору.

Категория кредитора (конкурсный, публично-правовое образование, предъявивший требования к должнику, «опоздавший» и т.д.) определяет его статус в качестве лица, участвующего в деле о банкротстве, что в свою очередь влияет на круг прав и обязанностей в деле о банкротстве5.

Право кредитора на судебную защиту

Рассмотрим отдельные проблемы, возникающие у кредиторов должника при обжаловании судебных актов, вынесенных вне рамок дела о банкротстве в отношении должника.

Часть 1 ст. 4 АПК РФ предоставляет право заинтересованным лицам обращаться за защитой в арбитражный суд. Положения ст. 42 АПК РФ предусматривают защиту в арбитражном процессе прав лиц, не участвовавших в судебном разбирательстве, о правах и обязанностях которых арбитражный суд принял решение.

Лица, не участвующие в деле, как указанные, так и не указанные в мотивировочной и/или резолютивной части судебного акта, вправе его обжаловать в порядке апелляционного производства в случае, если он принят об их правах и обязанностях. То есть данным судебным актом непосредственно затрагиваются их права и обязанности, в том числе создаются препятствия для реализации их субъективного права или надлежащего исполнения обязанности по отношению к одной из сторон спора. Такие разъяснения содержатся в п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 28.05.2009 № 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции».

В пункте 2 названных разъяснений указано, что в случае, когда жалоба подается лицом, не участвовавшим в деле, суду надлежит проверить, содержится ли в жалобе обоснование того, каким образом оспариваемым судебным актом непосредственно затрагиваются права или обязанности заявителя. При отсутствии соответствующего обоснования апелляционная жалоба возвращается в силу п. 1 ч. 1 ст. 264 АПК РФ. После принятия апелляционной жалобы лица, не участвовавшего в деле, арбитражный суд апелляционной инстанции определяет, затрагивает ли принятый судебный акт непосредственно права или обязанности заявителя. Установив это, решает вопросы об отмене судебного акта суда первой инстанции, руководствуясь п. 4 ст. 270 АПК РФ, и о привлечении заявителя к участию в деле. Если после принятия апелляционной жалобы будет установлено, что заявитель не имеет права на обжалование судебного акта, применительно к п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ производство по жалобе подлежит прекращению.

Как указано в Определении Конституционного суда РФ от 22.03.2012 № 558-О-О, согласно ч. 3 ст. 16 АПК РФ обязательность судебных актов не лишает лиц, не участвующих в деле, возможности обратиться в арбитражный суд за защитой нарушенных этими актами их прав и законных интересов путем обжалования этих актов. Критерием при определении законодателем лиц, имеющих право обжаловать судебные акты, является существо допущенных арбитражным судом при вынесении судебного акта нарушений норм процессуального права — принятие решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле (п. 4 ч. 4 ст. 270 и п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ).

С учетом сказанного лицо, не участвующее в деле, вправе обжаловать судебный акт только в случае доказанности того, что при вынесении судебного акта принято решение о его правах и обязанностях.

Кстати

До недавнего времени судебная арбитражная практика применения ч. 1 ст. 4 и ст. 42 АПК РФ исключала возможность для кредиторов должника, в отношении которого возбуждено дело о банкротстве, обжаловать судебные акты, принятые в исковом производстве, о взыскании с должника какой-либо задолженности либо об утверждении мирового соглашения, участником которого являлся должник. Такая позиция арбитражных судов была обусловлена тем, что в указанных судебных актах не разрешался вопрос о правах и обязанностях кредитора должника, такой кредитор даже не упоминался в судебном акте, в отношении его имущества решение не принято. При таком подходе у кредиторов фактически не было правовой возможности заявлять возражения против требований других кредиторов, основанных на вступившем в законную силу судебном акте. Дело в том, что разногласия по требованиям кредиторов или уполномоченных органов, подтвержденным вступившим в законную силу решением суда в части их состава и размера, не подлежат рассмотрению арбитражным судом. Заявления о таких разногласиях возвращают без рассмотрения, за исключением разногласий, связанных с исполнением судебных актов или их пересмотром (п. 10 ст. 16 Закона о банкротстве).

Постановление Президиума ВАС РФ от 08.06.2010 № 2751/10 изменило арбитражную практику и расширило круг лиц, обладающих правом обжалования судебных актов.

В рамках указанного дела суды первой и апелляционной инстанций рассмотрели спор о взыскании в солидарном порядке задолженности по договору купли-продажи и удовлетворили требования в связи с признанием иска ответчиками. В кассационном порядке судебные акты были обжалованы только в части взыскания неустойки, податель жалобы (один из ответчиков) ссылался на необходимость применения ст. 333 Гражданского кодекса РФ. Постановлением кассационной инстанции судебные акты были оставлены без изменения. С заявлением о пересмотре судебных актов в порядке надзора обратился банк — не участвующее в деле лицо, который ссылался на допущенные судами нарушения норм материального права. Кроме того, банк указал, что один из ответчиков находится в процедуре банкротства, поэтому обжалуемые судебные акты могут послужить основанием для предъявления истцом соответствующего требования в рамках дела о банкротстве о включении в реестр требований кредиторов должника задолженности, установленной судами. В этом случае банк, являющийся конкурсным кредитором должника, будет лишен возможности возражать против обос­нованности такого требования, поскольку оно основано на вступившем в законную силу судебном акте, принятым в рамках искового производства о взыскании задолженности.

В постановлении от 08.06.2010 № 2751/10 надзорная инстанция указала следующее. Учитывая, что дело о банкротстве общества возбуждено до рассмотрения настоящего спора по существу, принятие решения по данному делу затрагивает права и законные интересы банка как конкурсного кредитора, который не может быть лишен своего права на возражения относительно требований других кредиторов, предусмотренного п. 3 ст. 100 Закона о банкротстве. Поскольку требования истца к обществу включены в реестр на основании вступившего в законную силу решения суда по настоящему делу, право банка на возражения может быть реализовано только в рамках этого дела путем обжалования принятых судебных актов.

Таким образом, Президиум ВАС РФ, с одной стороны, не признал банк в качестве лица, являющегося непосредственным участником спорных правоотношений, о правах и обязанностях которого принят судебный акт, и поэтому обладающего правом обжалования судебного акта в порядке ст. 42 АПК РФ. Однако допустил возможность рассмотрения по существу жалобы банка на судебные акты, принятые в исковом порядке, установив, что иным образом банк-кредитор не сможет реализовать право на возражения против требований истца-кредитора, поскольку они подтверждены вступившим в законную силу судебным актом.

В соответствии с п. 4 ч. 4 ст. 270 и п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ, если суд апелляционной или кассационной инстанции установит, что обжалуемый судебный акт затрагивает непосредственно права или обязанности подателя жалобы, не привлеченного к участию в деле и обратившегося с такой жалобой в порядке ст. 42 АПК РФ, это влечет безусловную отмену судебного акта.

Кредитор должника формально не отвечает признакам, перечисленным в ст. 42 АПК РФ. Поэтому рассмотрение по существу апелляционной/кассационной жалобы такого кредитора на судебный акт, принятый в исковом производстве, не является безусловным основанием для отмены судебного акта в связи с нарушением процессуального закона и направлением дела на новое рассмотрение (на стадии апелляционного обжалования — для перехода суда к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции). Суд в этом случае проверяет наличие у кредитора права на обжалование судебного акта и, выяснив данное обстоятельство, рассматривает жалобу по существу либо прекращает производство по ней.

Правовая позиция КС РФ

Обратимся к правовой позиции КС РФ, изложенной в п. 6 постановления от 26.05.2011 № 10-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 1 Федерального закона „О третейских судах в Российской Федерации“, статьи 28 Федерального закона „О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“, пункта 1 статьи 33 и статьи 51 Федерального закона „Об ипотеке (залоге недвижимости)“», по смыслу ч. 1 ст. 1, ст. 2, 18, 46, ч. 3 ст. 55 и ст. 118 Конституции РФ обязывающих Российскую Федерацию как правовое государство к созданию эффективной системы защиты конституционных прав и свобод посредством правосудия, неотъемлемым элементом нормативного содержания права на судебную защиту, имеющего универсальный характер, является право заинтересованных лиц, в том числе не привлеченных к участию в деле, на обращение в суд за защитой своих прав, нарушенных неправосудным судебным решением.

Приведенная правовая позиция КС РФ получила развитие в постановлении Президиума ВАС РФ от 06.12.2011 № 7917/11.

В рамках данного спора общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда о взыскании задолженности с предприятия. Компания ходатайствовала о привлечении ее к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора. Причина: выдача исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может существенно затронуть права и законные интересы компании как кредитора предприятия (требования компании признаны обоснованными в рамках дела о банкротстве предприятия). Суд первой инстанции, с которым согласился и апелляционный суд, компании отказал.

Компания обратилась в суд кассационной инстанции с жалобой на определение суда первой инстанции о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Суд кассационной инстанции возвратил жалобу компании, указав на то, что определение о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда не является судебным актом, принятым о правах и обязанностях компании, и она не вправе обжаловать данный судебный акт в порядке кассационного производства. На момент возвращения кассационной жалобы требования общества, основанные на определении о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, были включены в реестр требований кредиторов предприятия.

Президиум ВАС РФ отменил определение суда первой инстанции о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав следующее.

Как установлено судом в деле о банкротстве, компания является кредитором предприятия, в отношении которого введена процедура банкротства. Следовательно, она заинтересованное лицо в отношении должника-предприятия. Исходя из смысла п. 6 постановления КС РФ от 26.05.2011 № 10-П заинтересованные лица, в том числе не привлеченные к участию в деле, вправе обратиться в суд за защитой своих прав, нарушенных неправосудным решением третейского суда. Поскольку на момент рассмотрения заявления общества о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда арбитражным судом, рассматривавшим заявление о признании предприятия несостоятельным (банкротом), вынесено определение о введении процедуры наблюдения, имущественные требования к предприятию должны были быть предъявлены в арбитражный суд, рассматривающий дело о его несостоятельности. В этом случае такие требования подлежат включению в реестр требований кредиторов в порядке, установленном Законом о банкротстве. Иной подход создает возможность удовлетворения требований одного из кредиторов несостоятельного должника без учета прав и законных интересов других его кредиторов. В данном случае арбитражному суду на основании п. 2 ч. 3 ст. 239 АПК РФ надлежало прекратить производство по делу о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Таким образом, надзорная инстанция признала право на судебную защиту за лицом, не являвшимся участником спорных правоотношений, но, поскольку требования этого лица к должнику признаны обоснованными в рамках дела о банкротстве, это влечет квалификацию такого лица в качестве заинтересованного в отношении должника. Еще одним важным аспектом этого дела является ссылка суда на то, что иной подход создает возможность удовлетворения требований одного из кредиторов несостоятельного должника без учета прав и законных интересов других его кредиторов.

Интересным является дальнейшая судьба сформулированного надзорной инстанцией правового подхода к толкованию права кредитора несостоятельного должника на обжалование судебных актов, принятых вне рамок дела о банкротстве.

В пункте 24 постановления № 35 сказано: если конкурсные кредиторы полагают, что их права и законные интересы нарушены судебным актом, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование (в частности, если они считают, что оно является необоснованным по причине недостоверности доказательств либо ничтожности сделки), на этом основании они, а также арбитражный управляющий вправе обжаловать в общем установленном процессуальным законодательством порядке указанный судебный акт. При этом в случае пропуска ими срока на его обжалование суд вправе его восстановить с учетом того, когда подавшее жалобу лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав и законных интересов. Копию такой жалобы заявитель направляет представителю собрания (комитета) кредиторов (при его наличии), который также извещается судом о рассмотрении жалобы. Все конкурсные кредиторы, требования которых заявлены в деле о банкротстве, а также арбитражный управляющий вправе принять участие в рассмотрении жалобы, в том числе представить новые доказательства и заявить новые доводы. Повторное обжалование названными лицами по тем же основаниям того же судебного акта не допускается.

Возможные проблемные ситуации и способы их разрешения

Какие вопросы могут возникнуть при применении данных разъяснений постановления № 35 и какие выводы можно сделать из приведенного толкования норм права?

Во-первых, может возникнуть вопрос о толковании понятия конкурсного кредитора.

В пункте 2 постановления № 35 содержится оговорка, согласно которой «здесь и далее для целей настоящего постановления под конкурсным кредитором либо кредитором понимается также и уполномоченный орган». Поскольку постановление № 35 посвящено процессуальным вопросам, то, по-видимому, его разъяснения не преследовали цель показать особенности и различия правового положения кредиторов, конкурсных кредиторов и кредиторов, предъявивших требования к должнику. Сказанным можно объяснить одновременное использование в постановлении № 35 вышеперечисленных понятий как равнозначных (сравните, например, подп. 3 п. 17, п. 30 и п. 31 постановления № 35). Поэтому, разрешая вопрос о том, вправе ли в общем установленном процессуальным законодательством порядке обжаловать судебный акт, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование, не только кредитор, требования которого к должнику признаны обоснованными в рамках дела о банкротстве, но и кредитор, только предъявивший свои требования к должнику, следует руководствоваться положениями Закона о банкротстве, определяющими круг лиц, имеющих право на возражения против требования кредитора.

Как было сказано, в процедуре наблюдения такие возражения, безусловно, имеет право заявить кредитор, предъявивший требования к должнику. В связи с этим представляется логичной и последовательной позиция о праве такого лица обжаловать в общем процессуальном порядке судебный акт, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование другого кредитора. В ином случае кредитор, требования которого заявлены в рамках дела о банкротстве, но еще не установлены судом, лишен правовой возможности реализовать свое право на возражения.

Так, в Определении ВАС РФ от 15.04.2011 № ВАС-4058/11 по делу № А45-9962/2009 сказано: по смыслу норм Закона о банкротстве кредитор становится конкурсным кредитором и участвующим в деле лицом после включения его требований в реестр требований кредиторов. При этих условиях выводы судов двух инстанций о прекращении производства как по апелляционной, так и по кассационной жалобам заявителя следует признать правильными. Оснований для их переоценки и постановки вопроса о пересмотре оспариваемых судебных актов в порядке надзора не имеется. Что касается ссылки заявителя на п. 30 постановления № 60, это разъяснение касается права кредитора как лица, участвующего в деле, лишь относительно обжалования судебных актов, связанных с установлением факта наличия задолженности другим кредиторам, ее размера и очередности погашения, но не судебных актов относительно существа дела (в данном случае — решения о признании должника банкротом), принятых (вынесенных) до приобретения заявителем статуса конкурсного кредитора.

Однако нельзя исключить и иное толкование понятия конкурсного кредитора применительно к разъяснениям, содержащимся в п. 24 постановления № 35. Другой подход может заключаться в том, что правом на обжалование в общем установленном процессуальным законодательством порядке судебного акта, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование, обладает кредитор, требования которого признаны обоснованными и включены в реестр требований кредиторов должника.

В упомянутых постановлениях Президиума ВАС РФ от 08.06.2010 № 2751/10 и от 06.12.2011 № 7917/11 сказано, что требования кредиторов, обратившихся с жалобами на судебные акты, принятые вне рамок дела о банкротстве и устанавливающие задолженность организаций, в отношении которых введена процедура банкротства, были признаны обоснованными и включены в реестр. То есть кредиторы в силу ст. 34 Закона о банкротстве являлись полноправными участниками дела о банкротстве.

В предпоследнем предложении п. 24 постановления № 35 содержится фраза: «Кредиторы, требования которых заявлены в деле о банкротстве». Будем надеяться, что в круг таких лиц включены и кредиторы, требования которых заявлены, но не рассмотрены в деле о банкротстве.

Поскольку в п. 24 постановления № 35 отсутствует ссылка на процедуру банкротства, остается открытым вопрос о понятии конкурсного кредитора применительно к п. 3 ст. 100 Закона о банкротстве.

По нашему мнению, необходимо выработать единый и четкий подход к определению круга лиц, обладающих правом обжалования судебных актов, принятых вне рамок дела о банкротстве и устанавливающих размер задолженности должника, в отношении которого введена одна из процедур банкротства. Существующие на сегодняшний день неясности и противоречия могут породить многочисленные судебные споры, что отра­зится не только на нагрузке арбитражных судов, но и, к сожалению, на единообразном применении законодательства о банкротстве. Это потребует дополнительных разъяснений ВАС РФ.

Во-вторых, в п. 24 постановления № 35 обращает на себя внимание фраза: «Права и законные интересы нарушены судебным актом, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование». Буквальное толкование данного разъяснения означает, что принятие вне рамок дела о банкротстве судебного акта в отношении должника само по себе не нарушает прав и законных интересов других кредиторов этого должника. И даже если конкурсные кредиторы располагают информацией о наличии судебного спора, участником которых является должник, само по себе это не является достаточным обстоятельством для обращения кредитора в суд с жалобой на судебный акт либо с ходатайством о вступлении в дело в качестве заинтересованного лица. Информацию о наличии судебного спора можно получить из общедоступной картотеки арбитражных дел, размещенной на официальном сайте ВАС РФ в Интернете, либо из сведений, сообщенных арбитражным управляющим должника на собрании кредиторов.

В силу приведенных разъяснений у конкурсных кредиторов появляется право на обжалование такого судебного акта только после того, как на его основании заявлено соответствующее требование в рамках дела о банкротстве.

При рассмотрении данного вопроса нельзя забывать и о текущих требованиях, которые не включаются в реестр. Например, наличие вступившего в законную силу судебного акта о взыскании с должника текущей задолженности послужит основанием для осуществления арбитражным управляющим расчетов с кредитором без соблюдения процедуры, предусмотренной ст. 71 и 100 Закона о банкротстве. Поскольку расчеты с кредиторами по текущим требованиям осуществляются за счет конкурсной массы должника, то кредиторы, требования которых подлежат включению в реестр, являются заинтересованными лицами в части вопросов, связанных с распределением конкурсной массы должника. Следовательно, лица, указанные в п. 24 постановления № 35, вправе обжаловать в общем установленном процессуальном законодательством порядке и судебный акт, принятый в результате рассмотрения текущего требования к должнику. В то же время рассматриваемая ситуация осложняется тем, что Законом о банкротстве не предусмотрено право кредиторов, предъявивших требования к должнику, на возражения против требований кредиторов по текущим обязательствам.

В день принятия постановления № 35 было также принято постановление Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 36 «О внесении изменений и дополнений в постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“». Так, п. 1 постановления № 63 от 22.06.2012 был дополнен новым абзацем следующего содержания: если конкурсные кредиторы или уполномоченные органы полагают, что их права и законные интересы нарушены мировым соглашением, утвержденным судом по другому делу в исковом процессе, в частности если такое соглашение обладает признаками, указанными в ст. 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве, то на этом основании они, а также арбитражный управляющий вправе обжаловать определение об утверждении такого мирового соглашения, при этом в случае пропуска ими срока на его обжалование суд вправе его восстановить с учетом того, когда подавшее жалобу лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав и законных интересов. Копия такой жалобы направляется ее заявителем представителю собрания (комитета) кредиторов (при его наличии), который также извещается судом о ее рассмотрении. Все конкурсные кредиторы и уполномоченные органы, требования которых заявлены в деле о банкротстве, а также арбитражный управляющий вправе принять участие в рассмотрении указанной жалобы, в том числе представить новые доказательства и заявить новые доводы. Повторное обжалование названными лицами по тем же основаниям того же определения об утверждении мирового соглашения не допускается.

Приведенное дополнение позволяет сделать вывод, что определение об утверждении мирового соглашения может быть обжаловано вне зависимости от того, обратился ли его участник с требованием к должнику в рамках дела о банкротстве (поскольку в отличие от п. 24 постановления № 35 такая оговорка в постановлении № 36 отсутствует). Во-вторых, фраза «Все конкурсные кредиторы и уполномоченные органы, требования которых заявлены в деле о банкротстве», внушает надежду, что право на обжалование судебного акта об утверждении мирового соглашения признается не только за кредиторами, требования которых включены в реестр, но и за кредиторами, предъявившими требования к должнику.

Обращает на себя внимание различное использование терминологии и приемов юридической техники в постановлениях № 35 и 36.

В-третьих, при применении разъяснений, содержащихся в п. 24 постановления № 35, может возникнуть вопрос о том, имеет ли правовое значение момент принятия в общем установленном процессуальным законодательством порядке судебного акта — до или после возбуждения дела о банкротстве ответчика-должника в случае, когда истец-кредитор в рамках дела о банкротстве заявил свое требование к должнику на основании указанного судебного акта.

По нашему мнению, в рассматриваемом случае не имеет правового значения момент принятия судебного акта в отношении должника. Коль скоро такой судебный акт является основанием для денежного требования истца-кредитора к должнику в рамках дела о банкротстве, то конкурсные кредиторы должны иметь возможность реализовать свое право на возражения способом, предусмотренным в п. 24 постановления № 35.

Возможное суждение о том, что при принятии судебного акта (например, в исковом производстве) до возбуждения дела о банкротстве у должника отсутствовали конкурсные кредиторы как таковые, поэтому не могли быть нарушены права таких лиц и в связи с этим после возбуждения дела о банкротстве у конкурсных кредиторов нет права на обжалование в общем установленном процессуальным законодательством указанного судебного акта, нам представляется необоснованным.

Как мы полагаем, значимым моментом при определении границ реализации права на судебную защиту для конкурсных кредиторов является не момент принятия судебного акта, на котором основано требование другого кредитора в рамках дела о банкротстве (до или после возбуждения дела о банкротстве), а добросовестное пользование конкурсным кредитором своими правами в виде своевременного обращения в рамках дела о банкротстве с заявлением о включении в реестр собственного требования к должнику и своевременного заявления возражений против требований другого кредитора в виде обращения в исковом (например) производстве с апелляционной (кассационной, надзорной) жалобой на соответствующий судебный акт.

При ином подходе конкурсные кредиторы фактически лишены возможности обжалования судебного акта, принятого до возбуждения дела о банкротстве (например, решения суда, на основании которого другой кредитор обратился в суд с заявлением о возбуждении дела о банкротстве должника).

Следует отметить, что при рассмотрении вопроса о праве конкурсного кредитора обжаловать судебный акт, на котором основано требование другого кредитора, в постановлении № 35 отсутствует оговорка о моменте принятия такого судебного акта (до или после возбуждения дела о банкротстве и введения процедуры банкротства). В связи с этим можно прийти к выводу, что данное обстоятельство не является юридически значимым.

Отдельные вопросы

Исковая давность

В пункте 14 постановления № 29 приведен исчерпывающий перечень лиц, обладающих правом заявлять возражения на требования конкурсных кредиторов, основанные на пропуске сроков исковой давности. Кредиторы, предъявившие требования к должнику, конкурсные кредиторы и уполномоченные органы таким правом не обладают (см. постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 18.10.2011 по делу № А78-7935/2010).

К сожалению, принятие постановления № 35 не повлекло исключения данных разъяснений либо расширения круга лиц, обладающих правом на заявление таких возражений.

В рамках дела о банкротстве могут возникать ситуации, когда должник в силу самых разных причин неправового характера либо арбитражный управляющий, действующий вопреки требованиям п. 2 и 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве в интересах исключительно должника либо группы кредиторов, а не в интересах всех участников дела о банкротстве и не в защиту конкурсной массы должника, не заявляют о пропуске срока исковой давности.

При существующих разъяснениях кредиторы должника лишены права на заявление такого возражения.

Согласно п. 2 ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Коль скоро в постановлении № 29 допускается отступление от этого правила и правом заявлять возражения, основанные на пропуске срока исковой давности, наделены лица, не являющиеся участниками спорного правоотношения (представители учредителей (участников) должника или собственника имущества должника — унитарного предприятия), то непонятны причины, по которым такое право не предоставлено кредиторам должника.

Как уже было сказано выше, на протяжении нескольких лет
ВАС РФ последовательно расширяет возможности и способы реализации кредиторами права на возражения против требований, предъявленных к должнику другими кредиторами. Допуская возможность для конкурсного кредитора вмешиваться в исковое производство, участником которого является должник (п. 24 постановления № 35), отсутствие у такого кредитора права на заявление о применении исковой давности выглядит непоследовательно. Будем надеяться, что это противоречие будет устранено.

Пункт 9 постановления № 35

Для целей участия в первом собрании кредиторов кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в течение 30 календарных дней с даты опубликования сообщения о введении наблюдения (п. 1 ст. 71 Закона о банкротстве). Как уже было сказано, требования кредиторов, предъявленные по истечении указанного срока, подлежат рассмотрению арбитражным судом после введения процедуры, следующей за процедурой наблюдения (п. 7 ст. 71 Закона о банкротстве).

Статьями 142, 225 и 228 Закона о банкротстве установлены сроки предъявления требований в конкурсном производстве, нарушение которых влечет отказ во включении требований в реестр требований кредиторов и признание таких требований подлежащими удовлетворению за счет оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр, имущества должника.

В связи с предусмотренными Законом о банкротстве временными ограничениями для предъявления требований кредиторов и установлением правовых последствий пропуска соответствующего срока в судебной практике давно возникли вопросы о возможности реализации конкурсными кредиторами и уполномоченными органами в суде первой инстанции процессуальных прав, предусмотренных ч. 1 ст. 49 АПК РФ, после истечения сроков, предусмотренных п. 1 ст. 71, абз. 3 п. 1 ст. 142, п. 2 ст. 225 и п. 2 ст. 228 Закона о банкротстве. Перечислим эти вопросы:

— что является предметом требования заявившего кредитора (уполномоченного органа) — установление общего размера требований кредитора к должнику (то есть предметом является требование о включении в реестр долга) или конкретные обязательства (денежные либо обязательные платежи), возникшие из различных правовых оснований;

— должно ли рассматриваться в качестве самостоятельного нового заявления требование, основанное на других обстоятельствах (например, недоимка за другой налоговый период, задолженность по другому гражданско-правовому договору) либо содержащее другое материально-правовое требование (кроме суммы основного долга заявлено требование о включении неустойки);

— если первоначальное требование кредитора заявлено
своевременно (в 30-дневный срок в процедуре наблюдения, в конкурсном производстве — до закрытия реестра), а увеличение требования — по истечении вышеперечисленных сроков, то вправе ли суд рассмотреть измененное требование либо в ходатайстве следует отказать?

Судебная практика по-разному отвечала на поставленные вопросы. Разъяснения, содержащиеся в п. 9 постановления № 35, позволяют сформировать единообразный правовой подход к решению перечисленных вопросов.

Прежде всего в комментируемом пункте предлагается различать увеличение кредитором размера требований и изменение основания требования.

Согласно п. 3 постановления Пленума ВАС РФ от 31.10.96 № 13 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции» изменение предмета иска означает изменение материально-правового требования истца к ответчику.

Изменение основания иска означает изменение обстоятельств, на которых истец основывает свое требование к ответчику. Под увеличением размера исковых требований следует понимать увеличение суммы иска по тому же требованию, которое было заявлено истцом в исковом заявлении.

Увеличение размера исковых требований не может быть связано с предъявлением дополнительных исковых требований, которые не были истцом заявлены в исковом заявлении.

Так, требование о применении имущественных санкций не может расцениваться как увеличение размера требований по иску о взыскании основной задолженности. Такое требование может быть заявлено самостоятельно.

Следовательно, если кредитор изменяет фактические обстоятельства, из которых вытекает его право требования к должнику, или по сути предъявляет новое требование (например, об уплате задолженности по другому договору6, неустойки в дополнение к основному долгу), то такое требование считается новым и поданным в момент соответствующего изменения.

Данный подход означает, что предметом заявляемого в порядке ст. 71 и 100 Закона о банкротстве требования является не установление общего размера требования данного кредитора к должнику, а включение в реестр конкретного требования (обязательственного либо основанного на обязанности по уплате обязательных платежей).

До разъяснений, содержащихся в п. 9 постановления № 35, изложенный подход был сформулирован в п. 3 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя» применительно к требованиям залогового кредитора.

Пункты 28 и 29 постановления № 35

С даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения наступают в том числе следующие последствия (п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве):

— требования кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, срок исполнения по которым наступил на дату введения наблюдения, могут быть предъявлены к должнику только с соблюдением установленного Законом о банкротстве порядка предъявления требований к должнику;

— по ходатайству кредитора приостанавливается производство по делам, связанным с взысканием с должника денежных средств. В этом случае кредитор вправе предъявить свои требования к должнику в порядке, установленном Законом о банкротстве.

Требование к должнику о взыскании реестровой задолженности может быть предъявлено в исковом производстве до введения процедуры наблюдения. В этом случае истец-кредитор может выбрать следующий способ защиты своих прав:

— продолжать рассмотрение спора в исковом производстве, а после вступления в законную силу судебного акта обращаться в рамках дела о банкротстве с требованием о включении в реестр задолженности, подтвержденной решением суда;

— заявить ходатайство о приостановлении производства по делу в целях предъявления того же требования к должнику, но уже в рамках дела о банкротстве.

В любом случае требования кредитора будут удовлетворяться лишь в рамках дела о банкротстве в ходе конкурсного производства. Сказанное подтверждается и разъяснениями, содержащимися в п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 59 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона „Об исполнительном производстве“ в случае возбуждения дела о банкротстве» и в п. 6 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя».

Кредитор вправе предъявить требование в рамках дела о банкротстве только после того, как по его ходатайству будет приостановлено производство по делу о взыскании задолженности, наличием которой обосновано требование к должнику. Обязанность суда при указанных обстоятельствах приостановить производство по делу вытекает из положений ч. 2 ст. 143 АПК РФ и п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве.

Если исковое производство не будет приостановлено, а кредитор обратится в рамках дела о банкротстве к должнику с тем же требованием, суд на основании п. 1 ч. 1 ст. 148 АПК РФ оставляет такое требование без рассмотрения. Процессуальное законодательство не допускает одновременного рассмотрения различными судами одного и того же спора между теми же лицами. Истец в этом случае воспользовался правом на обращение в суд, реализовав право на судебную защиту путем подачи самостоятельного иска о взыскании с должника задолженности. Оснований для повторного рассмотрения того же спора между теми же лицами, но только в рамках дела о банкротстве должника не имеется.

Изложенный подход был сформирован судебной арбитражной практикой до принятия постановления № 357 и в настоящее время подтвержден разъяснениями, содержащимися в п. 28 и 29 названного постановления.

Положения абз. 2 и 3 п. 29 постановления № 35 направлены на сохранение стабильности в установленных судебным актом правоотношениях и пресечение возможных злоупотреблений. Эти нормы полностью исключают ситуацию, когда кредитор или должник, не сообщившие суду первой инстанции, рассматривающему требование о включении в реестр, о наличии неприостановленного и непрекращенного искового производства, могли бы выбирать «понравившийся» судебный акт либо получили бы возможность для безусловной отмены «невыгодного» судебного акта, сообщив суду вышестоящей инстанции о наличии «параллельного» искового производства.

1 Утверждено постановлением Правительства РФ от 30.09.2004 № 506.

2 В этом смысле показательно постановление Президиума ВАС РФ от 04.10.2011 № 6616/11.

3 Арбитражный суд не всегда выносит определение в порядке п. 6 ст. 71 Закона о банкротстве об отложении рассмотрения дела о банкротстве.

4 «Правовые позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: Избранные постановления за 2005 год с комментариями» (под ред. А.А. Иванова)//«Статут», 2010. Автор комментария Егоров А.В. «Дело „Спор кредиторов в деле о банкротстве общества „Самарский мукомольный завод № 2“». Ссылка приводится по тексту, размещенному в системе КонсультантПлюс.

5 Арбитражный суд не всегда выносит определение в порядке п. 6 ст. 71 Закона о банкротстве об отложении рассмотрения дела о банкротстве.

6 Постановление ФАС Поволжского округа от 02.08.2012 по делу № А57-11163/2011.

7 Определение ВАС РФ от 22.07.2011 № ВАС-8798/11 по делу Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области № А56-95689/2009, постановление ФАС Северо-Западного округа от 16.08.2010 по делу № А52-6974/2009, постановление ФАС Поволожского округа от 15.12.2011 по делу N А12-6354/2011.