1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1624

Арбитраж (УСН)

[–] Переход на «упрощенку» способом, не предусмотренным законодательством о налогах и сборах, не спасет от обязанности по восстановлению НДС, ранее правомерно принятого к вычету

(Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 16.07.2012 по делу № А31-5701/2011)

Инспекция провела выездную проверку индивидуального предпринимателя за 2-е полугодие 2008 г. и за 2009 г. С середины 2009 г. предприниматель применял УСН, а до этого отчитывался по общему режиму налогообложения. В ходе проверки ревизорам открылись весьма интересные вещи. Мало того, что бизнесмен при переходе на «упрощенку» использовал способ, не предусмотренный НК РФ, так он еще и не восстановил ранее принятый к вычету НДС по остаткам товаров, приобретенных для дальнейшей реализации в период применения общего режима налогообложения. По результатам проверки инспекция исправила это упущение и начислила коммерсанту НДС в том числе за II квартал 2009 г., соответствующие пени и штраф.

Что касается нетрадиционного способа перехода на спецрежим, то он был очень простым: гражданин просто прекратил предпринимательскую деятельность, а через несколько дней снова зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя. И перешел на УСН в порядке, предусмотренном для вновь зарегистрированных организаций и предпринимателей, подав соответствующее заявление в пятидневный срок с даты постановки на учет в налоговом органе (п. 2 ст. 346.13 НК РФ). Бизнесмен, по-видимому, предполагал, что таким образом убьет сразу двух зайцев: сможет не ждать конца года, чтобы подать заявление о переходе на спецрежим в общеустановленном порядке, и избавится от необходимости восстанавливать НДС. С тем, что так успешно реализованная комбинация не поможет освободиться от уплаты НДС, предприниматель конечно же был не согласен. Он обжаловал решение инспекции в вышестоящий налоговый орган, а затем, не найдя поддержки у региональных инспекторов, обратился в суд.

Суд первой инстанции поддержал инспекцию. Однако арбитры апелляционного суда удовлетворили требования налогоплательщика. Судьи посчитали, что с прекращением предпринимательской деятельности у бизнесмена прекратились все права и обязанности, связанные с применением общего режима налогообложения, в том числе обязанность по восстановлению НДС в том или ином случае.

Инспекция с таким положением вещей согласиться не могла и подала кассационную жалобу. Налоговики указали, что суд апелляционной инстанции неправильно применил положения п. 3 ст. 170 НК РФ, устанавливающего перечень случаев, в которых НДС должен быть восстановлен, а выводы арбитров не соответствуют обстоятельствам дела. При переходе на УСН, считали налоговики, предприниматель обязан был восстановить принятый к вычету НДС по товарам, которые использовались им уже в период применения спецрежима, независимо от того, каким способом реализован такой переход.

Арбитры ФАС согласились с правомерностью действий фискалов, мотивировав свою позицию следующим образом.

Суммы НДС, принятые к вычету в порядке, предусмотренном главой 21 НК РФ, подлежат восстановлению в случаях дальнейшего использования товаров (работ, услуг), в том числе основных средств, нематериальных активов и имущественных прав для осуществления операций, указанных в п. 2 ст. 170 НК РФ.

В подпункте 3 п. 2 ст. 170 НК РФ сказано, что суммы НДС, предъявленные покупателю при приобретении товаров (работ, услуг), учитываются в стоимости таких товаров (работ, услуг) в том числе в случае, когда покупатель не является плательщиком данного налога. Эта норма предусматривает также, что восстановлению подлежат суммы НДС в размере, ранее принятом к вычету, а в отношении основных средств и нематериальных активов — в размере суммы, пропорциональной остаточной (балансовой) стоимости без учета переоценки.

Восстановление налога производится в том налоговом периоде, в котором товары (работы, услуги), в том числе основные средства и нематериальные активы, были переданы или начали использоваться плательщиком для осуществления операций, не облагаемых НДС. При этом восстановленные суммы НДС не включаются в стоимость товаров, а учитываются в составе прочих расходов в соответствии со ст. 264 НК РФ.

Таким образом, при переходе организации или предпринимателя на спецрежимы, предусмотренные главами 26.2 и 26.3 НК РФ, суммы НДС, принятые к вычету, подлежат восстановлению в налоговом периоде, предшествующем такому переходу.

Бизнесмен 18.06.2009 заявил о прекращении деятельности и снятии с учета, а 26.06.2009 уже был вновь зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя и уведомил инспекцию о применении УСН. Суд первой инстанции установил, что действия коммерсанта имели своей целью исключительно переход на УСН. Он сам подтвердил это в заседании суда. Поэтому вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии у предпринимателя обязанности по восстановлению НДС не основан на вышеперечисленных нормах НК РФ.

В итоге арбитры ФАС оставили в силе первоначальный судебный акт, а постановление апелляционного суда отменили.

[+] Дробление бизнеса и перевод его на «упрощенку» признаны не противоречащими законодательству, поскольку инспекция не доказала, что такие действия организации были направлены исключительно на минимизацию налоговых платежей

(Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 24.07.2012 № А78-7551/2011)

Инспекция провела выездную проверку производственной организации. В ходе проверки ревизоры пришли к выводу, что организация нарушила требования законодательства о налогах и сборах, выделив несколько небольших компаний, которые были переведены на «упрощенку». По мнению налоговиков, фактически компания после реорганизации продолжала деятельность как целое предприятие, а значит, дробление бизнеса было формальным, действия хозяйствующего субъекта направлены исключительно на минимизацию обязательных платежей в бюджет и во внебюджетные фонды. Поэтому по результатам проверки организации доначислили налоги по общему режиму налогообложения, насчитали соответствующие санкции и пени.

Не согласившись с решением инспекции, компания обжаловала его в вышестоящий налоговый орган. Но в областном налоговом управлении действия инспекции посчитали правомерными и спорное решение утвердили.

Организация обратилась в суд, и уже в первой инстанции выиграла дело. Арбитры исходили из того, что инспекция не представила никаких доказательств направленности действий налогоплательщика, связанных с созданием зависимых организаций, применяющих УСН, и переводе в эти организации работников, исключительно на минимизацию налоговых платежей. Апелляционный суд поддержал позицию суда первой инстанции.

Инспекция обжаловала судебные акты в окружной суд. В кассационной жалобе фискалы привели те же доводы, которыми пытались убедить арбитров нижестоящих судов. Налоговики указали, что компании выделены исключительно в целях получения налоговой выгоды. В пользу этого свидетельствует ряд обстоятельств. Так, руководящие должности в выделенных фирмах занимают одни и те же лица, и все организации находятся по одному адресу. Трудовые отношения работников и созданных компаний формальны, а среднесписочная численность рабочих мест в каждой из них ограничена для возможности применения «упрощенки». Кроме того, выделенные организации не вели никакой специализированной деятельности. А значит, имеет место схема, преследующая цель получения необоснованной налоговой выгоды в виде разницы в налоговых обязательствах, возникающей при применении общего режима налогообложения и УСН, что не учли нижестоящие суды.

Однако арбитры ФАС с мнением инспекции не согласились. Они указали, что упрощенная система налогообложения организациями применяется наряду с иными режимами налогообложения, предусмотренными законодательством РФ (п. 1 и 2 ст. 346.11 НК РФ). То есть выделение организаций, перешедших затем на УСН, — это еще не нарушение законодательства о налогах и сборах.

Что касается получения организацией налоговой выгоды при дроблении бизнеса, то такая выгода может быть признана необоснованной, если операции между вновь созданными компаниями учитываются не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или не обусловлены разумными экономическими или деловыми целями. Это следует из положений постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды». Если суд придет к выводу о том, что плательщик для целей налогообложения учел операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, то его права и обязанности определяются исходя из подлинного экономического содержания соответствующей операции. Сама по себе налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели, поэтому важна оценка обстоятельств, свидетельствующих о намерениях организации получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

В ходе проверки инспекция не выявила фактов, свидетельствующих о том, что взаимозависимость организации и выделенных юрлиц оказывала влияние на условия сделок, заключаемых между ними или между ними и третьими лицами. Не установили проверяющие и случаев совершения нереальных сделок, необоснованного движения денежных средств по расчетным счетам организаций и третьих лиц, фактов взаимозачетов, переводов долга и иных обстоятельств, позволяющих сделать вывод о влиянии взаимозависимости на условия и законность экономической деятельности компаний.

Из материалов дела видно, что выделенные компании уплачивали организации арендные платежи за занимаемые ими площади и используемое оборудование. В деле имеются также документы (договоры, счета-фактуры, приходные кассовые ордера и т.д.), свидетельствующие о том, что вновь созданные компании вели самостоятельную экономическую деятельность, изготавливали продукцию по заказам организации и третьих лиц, оказывали транспортные и другие услуги. Нижестоящие суды установили, что в течение всего проверяемого периода налоговые платежи вновь созданных компаний возрастали, увеличивалась заработная плата сотрудников
(а, следовательно, и перечисления по НДФЛ), а значит, дробление бизнеса не преследовало исключительно целей ухода от налогообложения.

С учетом этого арбитры ФАС оставили в силе принятые по делу судебные акты и отказали инспекции в удовлетворении кассационной жалобы.

[–] При неправомерном применении УСН уведомление инспекции о возможности применения спецрежима не является основанием для снижения штрафов и неначисления пеней на сумму недоимки по налогам, которые плательщик должен был уплачивать по общему режиму налогообложения

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 19.07.2012 по делу № А45-13601/2011)

Компания в 2007 г. подала в инспекцию заявление о переходе на «упрощенку». Рассмотрев заявление, налоговики сообщили организации о возможности применения спецрежима, направив уведомление по форме № 26.2-2 (документ утратил силу в связи с изданием приказа ФНС России от 12.04.2010 № ММВ-7-3/182, которым утверждены новые бланки для применения УСН). Однако в дальнейшем по результатам выездной проверки за период 2008—2009 гг. инспекция доначислила организации платежи по общему режиму налогообложения, соответствующие санкции и пени, установив, что спецрежим применялся с нарушением требований, установленных нормами главы 26.2 НК РФ. Недоимка составила более 4 млн руб., пени и штрафы – около 1 млн руб.

Компания обжаловала решение инспекции в вышестоящий налоговый орган, а затем обратилась в суд.

Судьи первой инстанции согласились с тем, что спецрежим применялся неправомерно. Но указали, что, поскольку компания выполняла письменные разъяснения налоговиков, пени на сумму недоимки начисляться не должны и предъявление штрафов в такой ситуации незаконно исходя из положений п. 8 ст. 75, подп. 3 п. 1 ст. 111 и ст. 109 НК РФ.

Апелляционный суд решение суда первой инстанции признал недействительным. Арбитры указали, в частности, что уведомление налогового органа о переходе на УСН имеет уведомительный характер и не является разъяснениями по вопросам применения законодательства. А значит, начисление пеней и штрафов на суммы установленной по результатам проверки недоимки произведено инспекцией правомерно.

Инспекция подала кассационную жалобу, в которой просила отменить оба судебных акта и признать вынесенное по результатам проверки решение законным в полном объеме. Организация также подала кассационную жалобу с просьбой об отмене постановления апелляционного суда.

Арбитры ФАС отказали в удовлетворении обеих жалоб. Они отметили, что «упрощенка» применяется организациями и предпринимателями наряду с общей системой налогообложения (п. 1 ст. 346.11 НК РФ). В случае если в течение отчетного (налогового) периода допущено несоответствие требованиям, установленным п. 3 и 4 ст. 346.12 НК РФ, плательщик считается утратившим право на применение УСН с начала того квартала, в котором допущено такое нарушение (п. 4 ст. 346.13 НК РФ). В подп. 14 п. 3 ст. 346.12 НК РФ сказано, что спецрежим не вправе применять организации, в которых доля участия других юридических лиц составляет более 25%.

Нижестоящие суды установили, что учредителями организации являлись коммерческая компания и физическое лицо с долями участия в уставном капитале в размере 95 и 5% соответственно. Следовательно, компания применяла УСН в нарушение прямого запрета, установленного законодательством.

Согласно правовой позиции, сформулированной в постановлении ВАС РФ от 07.10.2008
№ 6159/08, переход на УСН при соблюдении установленных ст. 346.11–346.13 НК РФ условий осуществляется организациями и предпринимателями добровольно, а подача заявления о переходе на спецрежим носит уведомительный характер. Поэтому выдача инспекцией уведомления о возможности применения «упрощенки» не означает принудительного перевода на нее компании. Это отметили и арбитры первой инстанции. А суд апелляционной инстанции правильно указал на то, что право на применение УСН связано с соответствием организации требованиям, указанным в ст. 346.12 НК РФ, а не с фактом направления инспекцией уведомления о возможности перехода на спецрежим. Следовательно, в отсутствие у организации права на применение УСН налоговый орган правомерно доначислил платежи по общему режиму налогообложения.

При этом пени не начисляются только на сумму недоимки, которая образовалась у плательщика в результате выполнения им письменных разъяснений о порядке исчисления, уплаты налога (сбора) или по иным вопросам применения законодательства, данных ему либо неопределенному кругу лиц уполномоченным органом государственной власти в пределах его компетенции. Такие обстоятельства устанавливаются при наличии соответствующего документа, изданного этим органом (п. 8 ст. 75 НК РФ). Причем эта норма не применяется в случае, если письменные разъяснения госоргана основаны на неполной или недостоверной информации.

В данном случае не имеется оснований для применения вышеуказанной нормы, а также и ст. 109 НК РФ, предусматривающей обстоятельства, исключающие привлечение к налоговой ответственности, так как наличие уведомления инспекции о возможности применения УСН не означает отсутствия вины компании в нарушении законодательства.

С учетом этого ФАС признал правомерным судебный акт, принятый апелляционным судом. Арбитры ФАС отметили также, что суды правильно удовлетворили требования компании о признании незаконным предъявления ей к уплате недоимки по НДС. Дело в том, что налоговики не учли платежи по УСН, которые по результатам проверки стали переплатой. Между тем на дату завершения проверки инспекция должна была определить реальные обязательства организации с учетом всех выявленных проверкой переплат и недоимок. В итоге ФАС оставил постановление апелляционного суда без изменений, а жалобы компании и налоговиков — без удовлетворения.

Отметим, что сейчас налоговики не направляют уведомление о возможности применения УСН — такой документ отсутствует в пакете бланков, утвержденных для применения спецрежима упомянутым выше приказом ФНС России от 13.04.2010 № ММВ-7-3/182. Вместе с тем в инспекцию можно направить составленный в произвольной форме письменный запрос о подтверждении факта применения «упрощенки». Налоговики направят ответ по форме № 26.2-7, утвержденной данным приказом. Такую информацию инспекция обязана предоставить на основании п. 39 Административного регламента ФНС России по исполнению государственной функции по бесплатному информированию (в том числе в письменной форме) налогоплательщиков, утвержденного приказом Минфина России от 18.01.2008 № 9н. Об этом говорится, например, в письме ФНС России от 04.07.2011 № ЕД-4-3/10690. На наш взгляд, такое информационное письмо также не является подтверждением правомерности применения УСН.

[+] Подача в инспекцию заявления о переходе на УСН не влечет обязанности налогоплательщика фактически применять «упрощенку»

(Постановление ФАС Поволжского округа от 11.07.2012 по делу № А06-7777/2011)

Физическое лицо, зарегистрировавшись в апреле 2010 г. в качестве индивидуального предпринимателя, направило в инспекцию заявление о переходе на УСН. (Напомним, что вновь зарегистрированные компании и бизнесмены могут применять спецрежим с даты постановки на учет в налоговом органе — такая возможность, при условии своевременной подачи заявления, предусмотрена п. 2 ст. 346.13 НК РФ.) Налоговый орган в установленный срок отправил ИП уведомление о возможности применения «упрощенки». Однако предприниматель спецрежим применять не стал. Передумал. А поскольку такое решение он принял до того, как стал представлять декларации по УСН и уплачивать соответствующий налог, то и уведомлять инспекцию не посчитал нужным. Однако налоговики, получив от бизнесмена в августе 2011 г. уточненную декларацию по НДС за I квартал 2011 г., в которой была заявлена к вычету солидная сумма налога, «вспомнили» о том, что он не является плательщиком НДС согласно норме п. 3 ст. 346.11 НК РФ. Инспекция провела камеральную проверку поданной декларации и доначислила НДС в сумме свыше 3,5 млн руб.

В УФНС по итогам рассмотрения жалобы коммерсанта решение инспекции утвердили. Казалось бы, все правильно: подал заявление, вот и отчитывайся по выбранной системе налогообложения. Но в арбитраже дело решилось не в пользу фискалов.

Судьи отметили, что по условиям главы 26.2 НК РФ переход на УСН или возврат к иным режимам налогообложения осуществляется организациями и индивидуальными предпринимателями добровольно в порядке, предусмотренном законодательством.

Положения ст. 346.13 НК РФ устанавливают заявительный порядок перехода на УСН, не предусматривая возможности налоговиков отказать в таком переходе. При этом факт перехода хозяйствующего субъекта на «упрощенку» должен подтверждаться ведением налогового учета в соответствии с правилами, установленными для данного спецрежима, а также уплатой налога по УСН. То есть перешедшими на УСН считаются только предприниматели и организации, направившие в инспекцию соответствующее заявление и фактически применяющие данный режим налогообложения.

Исходя из этого суд первой инстанции, а за ним и апелляционный суд признали начисление НДС по результатам камералки незаконным. Суды установили, что, несмотря на поданное в инспекцию заявление о применении УСН, ИП в течение 2010 г. подавал отчетность по общей системе налогообложения и не представлял деклараций по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН, то есть фактически не переходил на спецрежим. Так, за период 2010—2011 гг. бизнесмен сдавал отчетность по НДС и НДФЛ, что не вызывало нареканий инспекции до получения спорной декларации.

При этом суд апелляционной инстанции отклонил довод инспекции о том, что принятие деклараций по НДФЛ и НДС не свидетельствует о подтверждении наличия у ИП права на применение общей системы налогообложения. Арбитры указали, что налоговый орган в нарушение ст. 88 НК РФ не требовал у предпринимателя пояснений и не уведомлял последнего о том, что применение общего режима налогообложения является для него неправомерным. Суд отметил также, что бизнесмен не обязан был уведомлять инспекцию о переходе на иной режим налогообложения, так как с момента постановки на учет в качестве предпринимателя не признавал себя плательщиком налога по УСН.

Инспекция обжаловала принятые по делу судебные акты в арбитражный суд округа, но безуспешно: арбитры ФАС пришли к выводу, что доводы налоговиков, изложенные в кассационной жалобе, основаны на ошибочном толковании норм права и направлены на переоценку выводов нижестоящих судов. В итоге ФАС оставил кассационную жалобу инспекции без удовлетворения, а решения судов — без изменения.