1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 828

Сечин распугивает инвесторов национализацией

Во вторник, 24 июля, «Роснефть» сообщила, что начала переговоры с BP о возможном выкупе ее доли в ТНК-BP. Через пару часов рейтинговое агентство Standard & Poor's поместило рейтинг «Роснефти» в список на пересмотр с возможным понижением до «мусорного».

Речь идет о возможности покупки «Роснефтью» 50-процентной доли BP в ТНK-BP. Окончательное слово, конечно, за президентом. Если власти решатся на предлагаемую главой «Роснефти» Игорем Сечиным сделку, это станет очевидным сигналом, что в России ставят не на приватизацию, а на нечто очень похожее на национализацию. На этом дебаты о инвестклимате и прочих глупостях можно будет закрыть.

И. Сечин и его команда, по-видимому, искренне полагают, что выкуп английской доли в крупной нефтяной компании — хорошая сделка. Ясен ход их мысли — увеличить капитализацию вверенной компании по приемлемой цене. Эта логика была бы совершенно оправданна, если бы речь шла о независимых рыночных субъектах. Но эта логика не работает, когда речь идет о государственной компании и в контексте всех предыдущих бурных событий с англо-русским нефтяным спором.

По сечинскоой логике, скажем, нельзя объяснить, почему вдруг только известие о возможном начале переговоров о продаже доли BP госкомпании привели к тому, что агентство Standard & Poor's поместило долгосрочный кредитный рейтинг «Роснефти» в список на пересмотр с возможностью понижения до «мусорного» уровня.

На этот счет последовали невнятные комментарии по сути сделки от высокопоставленных российских чиновников. Показательным был комментарий главы Минэнерго Александра Новака, который неуверенно говорил, что «с точки зрения капитализации госкомпании, это, наверное, хорошо, это расширение ее сферы бизнеса, повышение капитализации». Но продолжал в таком духе: «...в целом я считаю, что иностранные компании должны в какой-то доле участвовать в рынке и должны приходить в страну. Они увеличивают конкуренцию, и это правильно». Примерно так же, «с одной стороны, с другой стороны...», говорили и другие чиновники.

Конкретнее высказывался еще в начале месяца о возможной скупке английского имущества первый вице-премьер Игорь Шувалов в интервью РИА «Новости». Он рубанул на вопрос корреспондента агентства о возможности покупки «Роснефтью» доли BP: «Мне, откровенно, такие заходы не нравятся». Начал было развивать тему порочности выкупа государством через свою компанию долей частных иностранных инвесторов, но, наверное, быстро смекнул, что может попасть впросак со своей откровенностью, и начал искать оправдание «захода». «Когда государственная компания приобретает долю в такой частной компании — этому есть только одно объяснение: что стоимость государственной компании будет повышена настолько, и ее привлекательность для потенциальных частных инвесторов настолько возрастает, что это оправдывает часть этой квазинационализации, потому что это не национализация, так ее называть нельзя», — цитировало агентство Шувалова.

То есть первая реакция грамотного специалиста на такую новость — это национализация. Но следует мгновенная реакция опытного аппаратчика на им же сказанное — это, мол, не настоящая национализация, а «квази», так что не бойтесь, граждане инвесторы…

В итоге Шувалов, сам того не желая, попал в точку: возможная сделка впрямь не очень похожа на классическую национализацию. Но она порождает нехорошие мысли о том, что властители потеряли стыд и цинично приступили к раздаче активов своим людям. Всегда, в общем, раздавали, но хоть какие-то приличия пытались соблюсти. Теперь же, без предложения, скажем, ЛУКОЙЛу, купить лакомую долю, это и вызывает подозрения, что важные люди готовы перейти некую черту, которую переходить не стоит.

В Standard & Poor's работают скучные аналитики, которые не будут «заморачиваться» с мудреными эпитетами, а просто оценивают риски для инвесторов от нефтяного передела по-сечински и предупреждают — рейтинг пошлем в мусорный бачок.

История приключений англичан из BP в России показательна. Она началась в 1997 г. с удачной, казалось, покупки 10% акций «Сиданко». Через два года «Сиданко» банкротят. Контроль над ее лучшими активами берет себе ТНК (то есть «Альфа-групп» и «Ренова»). Около пяти лет англичане пытались сопротивляться агрессии. Но в 2003-м сдались на милость победителей, и родилась ТНК-ВР. Опять были клятвы верности, гарантии самых важных дядь из власти. Но еще через пять лет начался новый виток вытеснения англичан из бизнеса, вернее, отстранения от оперативного управления. По­шли письма от русских партнеров в миграционную службу о том, что у англичан-то нелегалы работают без регистрации, и так далее в стиле кухонных разборок. ФСБ проводит обыски головного офиса ТНК-ВР и московского офиса ВР — в общем, известный арсенал воздействия.

Пугливые инвесторы мира наблюдают, как гоняют в России англичан. Надо сказать, что российская власть все эти годы старательно демонстрировала свое невмешательство в споры хозяйствующих субъектов. Потому что российская власть прекрасно осознавала, что главный козырь ее инвестиционной привлекательности в том, что она держит слово, если, конечно, вы сумеете его получить в нужное время от нужного человека. То есть пусть нет законных гарантий, но есть понятийные, и они работают.

Но что-то не ладится в последнее время у власти с соблюдением ее же понятий. Вот сбой был, когда та же ТНК сумела заблокировать в иностранных судах союз «Роснефти» и ВР по освоению Севера. Циничные инвесторы ни в коем случае не обвиняли власть в том, что она строго исполняла решения суда. Они просто записали на манжете, что власть не смогла или не захотела запретить ТНК жаловаться за границу, а это сильный удар по престижу понятийного государства.

И теперь в заслугу не занесут то, что выкуп может гипотетически позволить И. Сечину осуществить заветную мечту и скооперироваться с британцами в нефтедобыче. Потому что сделка пойдет, если пойдет, по выгодному для ТНК сценарию. И для ВР она может быть выгодной — приходили на росте цен на нефть, уходят в тяжелые времена. Для российской экономики радости не ожидается.