1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Глава 25: очередной «ремонт»

Члены налогового подкомитета Госдумы под руководством Наталии Бурыкиной после долгого перерыва вернулись к обсуждению поправок к главе 25 НК РФ. Напомним, законопроект с поправками в главы 23 и 25 НК был внесен правительством в Думу еще весной прошлого года и на затянувшейся весенней сессии одобрен Думой в первом чтении. С тех пор к законопроекту не возвращались, хотя СМИ поспешили сообщить, что вот-вот откроется перечень прямых расходов, а налоговый учет вплотную приблизится к бухгалтерскому.

Когда дело дошло до рассмотрения, оказалось, что де­путаты поработали на славу. Изучить придется ни много ни мало 290 поправок. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что некоторые из поправок уже обрели силу закона (ст. 220 (имущественные вычеты), 224 (налог на ди­виденды). Но работы еще непочатый край.

• Со статьей 212 разобрались быстро, добавив к «заем­ным» и кредитные средства — при получении материаль­ной выгоды налоговая база определяется как превышение суммы процентов за пользование валютными заемными средствами, исчисленными исходя из 9% годовых, над сум­мой по договору.

• Не поддержали депутаты поправку, позволяющую уменьшить доходы по операциям с ценными бумагами на сумму уплаченных налогов на наследование или дарение. Не поддержали и предложение о получении имуществен­ного вычета по каждой сделке с финансовыми инструмен­тами — как и прежде, получить его можно будет лишь в конце года, подав налоговую декларацию (ст. 214). Не стали менять и перечень внереализационных доходов (ст. 250 НК РФ), куда предлагалось включить, например, доход, полу­ченный учредителем доверительного управления.

• Одобренная поправка в ст. 251 позволит не учиты­вать при определении налоговой базы вновь созданной или реорганизованной организации стоимость имущест­ва, имущественных и неимущественных прав в денежной оценке и обязательств, полученных по передаточному ак­ту. Правда, под реорганизацией здесь подразумевается только присоединение.

• Небольшой спор возник вокруг ст. 251 (п. 1 подп. 14). Эта норма НК позволяет не учитывать в налоговой базе имущество, полученное в рамках целевого финансирова­ния, в том числе гранты, полученные от физических лиц, НКО, иностранных и международных организаций по пе­речню, определяемому Правительством РФ. Парламента­рии заспорили было, не стоит ли правительству также ут­вердить перечни физических лиц, чтобы получать средства в том числе и от богатых иностранцев. Но Михаил Моторин, руководитель Департамента налоговой и таможенно-та­рифной политики Минфина РФ, представлявший Прави­тельство РФ, был тверд: «Перечня для «физиков» не было и не будет. Оставьте, как есть. А хотят помогатьпусть через организацию действуют. А то для них это хороший способ утилизации просроченных продуктов» (Справка. Для целей ст. 251 имущество признается грантом). Решили оставить.

Депутаты отказались включить в суммы кредиторской за­долженности налогоплательщика перед бюджетами раз­ных уровней, списанных в установленном законом порядке, суммы пени (ст. 251 п. 1 подп. 21). Наталья Бурыкина при этом заметила: «Итак в регионах прибыли не остается».

• Одобрили депутаты поправку, позволяющую не учи­тывать в доходах капитальные вложения в форме «неотделимых улучшений»арендованного имущества, произ­веденных арендатором за счет собственных средств при условии, что арендодатель расходов не возместил. «Улуч­шенное» имущество можно будет амортизировать.

Но не все проблемы удалось разрешить. Так, предлага­лось учесть в расходах в том числе и произведенные за пределами РФ (ст. 252), при условии документального под­тверждения. Тут возникла коллизия. С одной стороны, ста­тья требует документального подтверждения расходов «в соответствии с законодательством РФ», с другой — в ино­странном государстве может быть совершенно иной доку­ментооборот. И счет из гостиницы, например, оформлен­ный «не по форме», налоговые органы РФ не примут. По­пытались было пристегнуть «страны, с которыми заключе­ны соглашения о двойном налогообложении»— отвергли. «Обычаи делового оборота»— тоже не пойми что. Пока решили отложить и еще подумать.

• Действительно, важная поправка, которая, по призна­нию Бурыкиной, обойдется бюджету в 49—50 млрд рублей, внесена в ст. 254 «Материальные расходы». В их число мож­но будет включить затраты на капитальные вложения, к ко­торым отнесены затраты отчетного (налогового) периода в размере 10% первоначальной стоимости основных средств (п. 1 ст. 257 НК РФ), кроме безвозмездно полученных, вклю­чая расходы на достройку, дооборудование, модерниза­цию, техперевооружение и ликвидацию этих ОС.

• Оценку материально-производственных запасов в со­ответствие с правилами бухучета не привели — не сумели договориться по поводу метода ЛИФО. Зато довольно ин­тересно получилось с нормами естественной убыли. Извест­но, что старые нормы отменены, а новые, которые должно было утвердить правительство, — по пальцам можно пере­считать. На недоуменные вопросы депутата Беллы Паниной Моторин радостно объявил: «А нет их!» И тогда депутаты решили, что, раз новых норм нет, пусть налогоплательщи­ки применяют старые. Да еще и начиная с 1 января 2002 го­да. Не менее важно, что наконец-то стало ясно, что же НК относит к технологическим потерям(прежде понятие в Ко­дексе не расшифровывалось): «Технологическими потеря­ми (при производстве или транспортировке) признаются потери, обусловленные технологическими особенностями производственного цикла и процесса транспортировки, а также физико-химическими характеристиками применяе­мого сырья». Напомним, что технологические потери, по­мимо прочего, участвуют и в оценке остатка незавершенно­го производства (ст. 319), а потому важно закрепить поря­док их определения в приказе руководителя предприятия об учетной политике для целей налогообложения.

А как же прямые расходы? К сожалению, остаток по­правок депутаты рассмотреть не успели. Устали, да и обе­дать было пора. Но обещали открыть...