1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Пчелы, в улей мед приносящие

В октябре 1765 года ряд «знатных, опытных и ученых особ» России, среди которых были граф Р. Воронцов, граф Г. Орлов, барон А. Черкасов, химик Леман и ботаник Фалк и др., решили объединиться в желании составить из себя и других Общество, которое «старалось бы о распространении в народе полезных и нужных для земледелия и домостроительства сведений». Намерение учредителей было встречено императрицей Екатериной с видимым одобрением. Она не только утвердила План и Устав Вольного экономического общества, но и в знак особого благоволения дозволила ему использовать собственный девиз «Пчела, в улей мед приносящая с надписью: «Полезное»… Могла ли представить себе тогда государыня, что «эта затея» переживет едва ли не все ее начинания? Что Общество, созданное с ее легкой руки, станет одним из влиятельнейших и полезнейших в России? Что сотрудничать с ним будут почитать за честь академики, влиятельные сановники, министры и генералы, знаменитые географы и мореплаватели… Легендарный сподвижник Суворова генерал М. Милорадович, адмирал Н. Мордвинов, министр финансов Е. Канкрин… А еще Менделеев, Бутлеров, Докучаев, Семенов-Тян-Шанский...Какие все имена! Какие все люди! Краса и гордость России. Не случайно их участие в работе Вольного экономического общества, как и не случаен его необычайный авторитет, завоеванный в непрестанных заботах о «приращении народного благополучия»…

«План и устав ваш... мы похваляем»,— вынесла Екатерина IIрезолюцию на поступившее к ней прошение о создании Вольного экономического общества и распорядилась выдать его учредителям из казны 6 тыс. руб. «на приобретение дома и заведение библиотеки».

Воодушевленные высочайшей поддержкой, члены Общества тут же принялись претворять в жизнь намеченные меры по «приведению российской экономии в лучшее состояние».

Первым наиважнейшим делом было признано издание «практических» книг! В первый том «Трудов ВЭО» вошли публикации о новейших приемах хозяйствования: «О посеве леса», «Способы искать воду в безводных местах», «Способ закалки стали», «О строении жилых покоев для простого народа»… Разосланная по губерниям книга произвела настоящий фурор. Со всех концов империи в Петербург полетели письма и сообщения о различных местных изобретениях и достижениях, более всего, правда, относящихся к сельскому хозяйству.

Забота об усовершенствовании орудий труда стала с этого момента для Общества постоянной. Оно не только тщательно рассматривало все поступающие в его адрес предложения, не только публиковало наиболее любопытные из них, но и изыскало средства на выписку из-за границы новейших моделей машин и механизмов. Их затем выдавали на дом для изучения всем желающим (механикам, мастерам, изобретателям, ученым и техническим обществам, учебным заведениям) и выставляли в Казенных палатах в виде постоянных выставок…

В мастерской ВЭО выполнялись заказы на производство различных орудий от правительства, общественных организаций, частных лиц. Здесь же действовал музей техники, снабжавший всех заинтересованных лиц необходимыми чертежами.

Много шуму в Обществе наделали изобретения русских крестьян (которые здесь встречали с таким же сочувствием, как и работы вельмож и помещиков). Иван Могикин представил в1779 году в ВЭО чертежи молотильной машины и новоизобретенной им лодки. Для их изучения в Обществе составили целую комиссию из академиков со знаменитым Эйлером в их числе. Такого же внимания удостоились молотилка и веялка финна Панеке, другие крестьянские изобретения.

Опий и конопля

Россия в XVIII веке была сугубо аграрной страной. К началу царствования Екатерины II городским населением числилось чуть более300 тыс. чел. Отсюда особый интерес Общества к сельскому хозяйству. Все, что касалось выращивания пшеницы, овса, льна, садоводчества, пользовалось в ВЭО самым пристальным вниманием.

О пчеловодстве была особая забота. К этому обязывал предложенный императрицей девиз. В 1770 году она же обратилась в Общество с предложением послать в Европу к знаменитому тогда Шираху «элева» (ученика) для обучения «науке, до содержания пчел касающейся». ВЭО отреагировало незамедлительно, выписав из духовного сословия двух семинаристов Каверзнева и Бородавского, которые и были откомандированы в Любек.

Пастор Ширах нашел русских учеников «зело прилежными», однако же посчитал нужным указать Обществу и на скудость средств, отпущенных на их содержание. С разрешения Екатерины жалованье студентам было удвоено. Вернувшиеся из-за границы «элевы» после тщательного экзамена были признаны прошедшими испытание. Затем им попытались приискать соответствующую службу. Но сколько ни обращались к вельможам и губернаторам, так подходящего места и не нашли. Таким был в то время интерес к грамотному пчеловодству…

Еще менее повезло «земляному яблоку». Поначалу стараниями Общества опытами по разведению «потатуса» или «тартофеля» стали активно заниматься в разных местностях России. К этой работе подключили и чиновников. Так, новгородский губернатор Сиверс разослал «тех яблок» почти вовсе подвластные ему города. И во всех местах «всякого чина люди сим новым плодом довольны были». Еще бы не довольны: Сиверс научил их печь картофель и в пирогах, и просто в пепле, и, размявши, употреблять в молоке и с маслом коровьими постным, и делать из него оладьи и пр. и пр. И все же, несмотря на усилия Общества, приживался картофель в России трудно. Сказались как неумение его возделывать, так и частые отравления из-за неправильного употребления.

Помимо пропаганды выращивания в России картофеля в заслугу Общества следует поставить опыты по разведению риса, семена которого долго не удавалось достать из-за действующего в Китае запрета на их вывоз. Не обошло Общество своим вниманием и такие (подозрительные теперь) растения, как мак и конопля. Эти культуры были признаны за «крайне полезные для разведения», но конечно же совсем не в том смысле, как это принято понимать теперь. Курьезным в нынешнем свете может показаться распоряжение о рассылке членам Общества образцов конопли «для тщательного их испытания».

Госзаказ

В XVIII веке в России почти никто не занимался статистикой. В ранг науки ее перевели именно стараниями ВЭО. Началось все с того, что Обществом была составлена корреспондентская сеть. Не было, пожалуй, ни одного губернского или уездного города, откуда в Общество не шли бы письма с подробными отчетами о количестве и составе проживающего там населения, о видах существующих ремесел и промыслов, о засеваемых площадях и получаемых урожаях… Чтобы ничего не упустить, Обществом были разработаны даже особые «опросные листы», которые и заполнялись его корреспондентами на местах.

Старания членов Общества были замечены властью. В 1805 году Александр I уже вменяет ему в обязанность «описание экономического положения губерний». А губернаторам предписали оказывать ВЭО всяческое содействие в его «исследованиях по практической экономии».

В царствование Николая I, поставившего себе целью «навести порядок в империи»,деятельность Общества по собиранию сведений о ценах, урожаях, состоянии почв, развитию производств приобретает зачастую статус «государственного заказа». В сотрудничество с Обществом вовлекается все большее число министерств, департаментов, других учреждений. Удачным статистическим опытом Общества следует признать его многолетнее исследование хлебной торговли. Замечательными оказались предпринятые по инициативе Д. Менделеева труды по изучению русских почв. Ценность этих трудов была столь очевидна, что вскоре была составлена целая Почвенная комиссия, которая благополучно просуществовала до 1917 года.

Отметим еще одно незапланированное Обществом исследование, спасшее от разорения тысячи крестьянских семей. Богатый землевладелец Пантелеев оставил по завещанию 1 млн руб. на выкуп крестьянами их земель. Казалось бы, при таком благодеянии крестьяне должны были значительно улучшить свое положение. Но на деле вышло иначе.

Частые неурожаи привели к тому, что почти вся их земля оказалась заложенной. И все бы окончилось для крестьян крахом, если бы не откомандированный Обществом для изучения ситуации Г. Сазонов. Результатом его исследования явилась публикация, на основании которой продажа крестьянской земли была приостановлена, а долги крестьян были переведены в государственный крестьянский банк.

* * *

К сожалению, к концу XIX века многие члены Общества увлеклись политикой. Случайно ли почти все исследования, проведенные по его инициативе в этот период, так или иначе носили скрыто оппозиционный характер? Недаром же статистические труды Общества так тщательно штудировали разного рода революционеры. И все же нельзя не отметить, что и эти сведения могли быть полезны для правительства.

Возможно, что и невнимание власть имущих к тревожным сигналам, содержащимся в отчетах Общества, тоже сыграло определенную роль, приведшую вместе с прочими причинами к трагическим событиям 1917 года, предопределившим участь и самого Общества…

В 1919 году оно было закрыто, полностью возродившись к жизни лишь в эпоху перестройки.