1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1282

Арбитраж (ЕСХН)

[–]  Расходы на приобретение техники (комбайна), не учтенной в качестве основного средства и не используемой в целях осуществления предпринимательской деятельности, не могут быть приняты в уменьшение налоговой базы при исчислении ЕСХН

(Постановление ФАС Поволжского округа от 18.10.2011 по делу № А65-11768/2010)

Глава крестьянско-фермерского хозяйства обратился в арбитражный суд с заявлением об отмене решения инспекции, по результатам выездной проверки, включившей в доходы бизнесмена, облагаемые НДФЛ, весьма крупную сумму — почти 800 000 руб. По мнению предпринимателя, действия налоговиков являлись незаконными, поскольку эту сумму он тут же потратил на приобретение комбайна, который использовался в целях осуществления деятельности, переведенной на уплату ЕСХН.

Арбитры подробно изучили дело, но не нашли оснований для отмены решения налоговиков. Судьи указали, что факт получения спорной суммы в 2006 г. подтверждается материалами дела, в частности банковской выпиской, согласно которой деньги получены в качестве выручки. При этом поступившую сумму предприниматель не отразил ни в отчетности по единому сельхозналогу, ни в составе доходов, облагаемых НДФЛ. Кроме того, в представленной налоговому органу декларации по ЕСХН за 2006 г. сумма расходов, учитываемых при определении налоговой базы, указана в размере 0 руб. Не представил предприниматель и документы, подтверждающие несение расходов.

Суд апелляционной инстанции также поддержал налоговиков. А вот ФАС, рассмотрев дело, вернул его в суд апелляционной инстанции на новое рассмотрение. Причиной стало представление вместе с апелляционной жалобой договора о поставке комбайна (документ предусматривал возмещение поставщику за счет бюджетных средств 50% контрактной стоимости товара), акта приема-передачи техники по договору, счета-фактуры, товарно-транспортной накладной, платежного поручения об оплате бизнесменом 50% стоимости комбайна в спорном периоде. ФАС счел эти документы важными и поручил нижестоящему суду дать им соответствующую правовую оценку. Однако арбитры апелляционной инстанции, исследовав документы, подтверждающие фактическое осуществление расходов, оставили первоначальный судебный акт без изменений.

Предприниматель подал кассационную жалобу, и на этот раз ФАС вынес окончательное решение. Но не в пользу налогоплательщика. Предприниматель настаивал на том, что он имеет право на получение профессионального налогового вычета в сумме, израсходованной на приобретение комбайна, поскольку представил суду апелляционной инстанции документы, подтверждающие осуществление расходов. А применение комбайна в процессе уборки зерна, как считал предприниматель, является общеизвестным фактом, не требующим доказывания (ч. 1 ст. 69 АПК РФ).

Но арбитры с этим не согласились, указав, что признать факт общеизвестным и не требующим доказывания может только суд. А инспекция, не оспаривая приобретение бизнесменом комбайна, доказала, что использоваться в спорном периоде машина не могла. Так, в базе данных инспекции за тот период отсутствовали сведения о транспортном средстве — зерноуборочном комбайне СК-5МЭ-1 «НИВА-ЭФФЕКТ», зарегистрированном за индивидуальным предпринимателем. Между тем собственники техники, подлежащей учету в органах Гос­технадзора, должны зарегистрировать ее в течение пяти суток после приобретения. Это следует из положений п. 2 и 3 постановления Правительства РФ от 12.08.94 № 938 «О государственной регистрации автомототранспортных средств и других видов самоходной техники на территории Российской Федерации».

Налоговики направили в адрес районного отдела Гостехнадзора соответствующий запрос в феврале 2010 г. и получили ответ, из которого следовало, что искомая техника не зарегистрирована. Суду бизнесмен представил документы, подтверждающие, что комбайн поставлен на учет в органах Гостехнадзора только в апреле 2010 г.

Кроме того, предприниматель не учитывал комбайн в основных средствах и не смог подтвердить документально, что понес в спорном периоде какие-либо расходы, связанные с эксплуатацией техники.

Эти доводы, по-видимому, оказались решающими.

Арбитры указали, что зерноуборочный комбайн является основным средством (ст. 257 НК РФ), так как его приобретение сельскохозяйственным производителем предполагает использование машины в качестве средств труда при производстве сельхозпродукции. Однако предприниматель не зарегистрировал технику в органах Гостехнадзора, не учитывал комбайн в качестве ОС и не подтвердил несение расходов по его эксплуатации. Таким образом, бизнесмен не доказал, что комбайн использовался в деятельности, направленной на получение дохода.

Не приняли судьи и ссылку на нарушение налоговиками существенных условий процедуры принятия решения: предприниматель указал, что не был должным образом извещен о времени и месте рассмотрения дела. Но арбитры установили, что плательщик намеренно уклонялся от получения заказной корреспонденции и почтовых телеграмм, игнорировал попытки налоговиков установить с ним контакт и вообще всячески злоупотреблял своими правами. Поэтому формальное (фактическое) неполучение уведомлений не может ставиться в вину инспекции, предпринявшей все необходимые и предусмотренные НК РФ действия по уведомлению налогоплательщика о времени и месте рассмотрения материалов проверки.

В итоге ФАС подтвердил правомерность судебных актов, принятых нижестоящими судами, и отказал бизнесмену в удовлетворении кассационной жалобы.

[–]   Сельскохозяйственные товары, полученные в результате товарообменных (бартерных) операций, не признаются сельхозпродукцией собственного производства в понимании п. 2 ст. 346.2 НК РФ. Соответственно при расчете доли выручки от реализации произведенной сельхозпродукции в общем объеме реализации компании доходы, полученные от продажи таких товаров, не учитываются

(Постановление ФАС Поволжского округа от 17.10.2011 по делу № А49-8392/2010)

Крестьянско-фермерское хозяйство (КФХ) занималось производством сельхозпродукции, в частности зерна и сахарной свеклы. Не имея собственных производственных мощностей для переработки свеклы в сахар, компания делала это силами сторонней организации (сахарного завода). Вот только договорные отношения, как выяснилось, были оформлены не самым выгодным для сельхозпроизводителя образом.

Стороны заключили договор, по которому КФХ (продавец) обязалось передать в собственность завода сахарную свеклу в зачетном весе урожая 2007 г. по цене и в сроки, указанные в договоре и приложениях к нему. Завод взамен должен был передать в собственность компании сахар, патоку и жом, а также полипропиленовые мешки для упаковки сахара. Количество товара, подлежащего передаче заводу, ежедекадно фиксировалось в дополнительных соглашениях к договору. При отгрузке товара в обязательном порядке оформлялись счета-фактуры, накладные, акты приема-передачи. Завод самостоятельно разгружал автомашины со свеклой и оплачивал КФХ расходы по доставке продукции. Поступившие с завода сахар, патоку и жом компания реализовала в том же 2007 г., включив полученные доходы в отчетность по единому сельхозналогу.

Однако налоговики при проведении выездной проверки решили, что организация утратила право на применение ЕСХН начиная с 2008 г. Определяя долю выручки от реализации сельхозпродукции, инспекторы учли только доходы от продажи зерна, что составило 49,1% в общих поступлениях от продажи товаров (работ, услуг). А значит, КФХ не соответствовало критериям для сельхозпроизводителей, уста-
новленным п. 2 ст. 346.2 НК РФ, и должно было отчитываться по общему режиму налогообложения. При этом доходы от продажи сахара, жома и проч. в общем объеме от реализации товаров (работ, услуг) составили 29,5%, и, проработай компания юридическую сторону вопроса должным образом, проблем с применением спецрежима могло бы и не быть.

Компания не согласилась с выводами проверяющих и обжаловала решение о привлечении к ответственности, вынесенное по результатам проверки, в судебном порядке. Однако доказать судьям, что полученная от контрагента сельхозпродукция произведена из ее собственного сырья, организация не смогла.

Суды первой и апелляционной инстанций встали на сторону налоговиков, указав, что при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений (ч. 1 ст. 431 ГК РФ). Договор, заключенный между КФХ и заводом, имел признаки договора мены. По договору мены каждая из сторон обязуется передать в собственность другой стороны один товар в обмен на другой (ст. 567 ГК РФ). Если из договора мены не вытекает иное, товары, подлежащие обмену, предполагаются равноценными, а расходы на их передачу и принятие осуществляются в каждом случае той стороной, которая выполняет соответствующие обязанности (ч. 1 ст. 568 ГК РФ).

Во исполнение договора КФХ реализовало заводу в течение октября — декабря 2007 г. свыше 8 млн т сахарной свеклы на сумму девять с лишним миллионов руб. (с НДС), а взамен получило 620 т сахара и другие продукты переработки на ту же сумму.

Таким образом, указали суды, стороны по договору обменялись товарами, что подтверждается актами сверок взаимных расчетов за период 2007 г. и первичными документами. При этом взаимообменные операции производились в один день, следовательно, сахар и прочие продукты не могли вырабатываться из сырья, поставленного сельхозпроизводителем. Реализация КФХ сахарной свеклы в адрес завода и реализация заводом в адрес КФХ сахара, патоки и жома отражены в бухгалтерском и налоговом учете организаций как бартерные операции. Кроме того, стороны выставляли друг другу счета-фактуры и перечисляли НДС (напомним, что до 2009 г. уплата НДС, предъявленного контрагентом, была необходимым условием для принятия к вычету налога по товарообменным (бартерным) операциям (см. п. 4 ст. 168 НК РФ, в редакции Федерального закона от 22.07.2005 № 119-ФЗ)).

Учли суды и свидетельские показания должностных лиц (в том числе главного бухгалтера) сахарного завода, доказывавшие, что между сторонами существовали именно бартерные отношения.

А вот довод компании о том, что сахар является продукцией собственного сельскохозяйственного производства КФХ, поскольку произведен из выращиваемой сельхозпроизводителем сахарной свеклы, и неважно, на каких основаниях продукт получен обратно, судьи отклонили. По смыслу п. 2 ст. 346.2 НК РФ к сельхозпроизводителям относятся только организации и индивидуальные предприниматели, производящие сельхозпродукцию, осуществляющие ее переработку непосредственно сами или с помощью других лиц, и реализующие товары, полученные в результате такой переработки. Таким образом, определяющим фактором в данном случае является правовая природа возникновения у сельхозпроизводителя права собственности на реализуемый товар. По товарообменной (бартерной) операции право собственности на сахар у КФХ возникло в результате его приобретения у третьего лица, а не в результате производства сырья и переработки его с привлечением сторонней организации. Товар, полученный заявителем в результате купли-продажи или мены, не является сельхозпродукцией собственного производства в понимании п. 2 ст. 346.2 НК РФ.

Арбитры ФАС, рассмотрев кассационную жалобу компании, пришли к выводу о том, что нижестоящими судами правильно оценены обстоятельства дела, и оставили оспариваемые судебные акты в силе.

[+]   В отношении деятельности, связанной с оказанием услуг по договору содержания и кормления животных, может применяться система налогообложения в виде ЕСХН 

(Постановление ФАС Уральского округаот 13.09.2011 № Ф09-5673/11)

Индивидуальный предприниматель, уплачивающий ЕСХН, заключил договор с сельскохозяйственным производственным кооперативом (СПК) на содержание и кормление животных. По данному договору бизнесмен обязался содержать принятый скот в нормальных зоогигиенических условиях и откармливать собственными кормами согласно нормативным рационам. Кооператив по условиям договора оплачивал корма и содержание животных. За оказанные услуги предприниматель получил в 2007 г. свыше
2 млн руб., что составило по итогам налогового периода 97,3% всех полученных доходов.

Однако налоговики посчитали, что такая деятельность не подлежит переводу на ЕСХН. И по результатам выездной проверки начислили бизнесмену платежи по общеустановленному режиму налогообложения за весь проверяемый период (2007—2009 гг.), на сумму около 1,5 млн руб. (в том числе пени и штрафы). Республиканское УФНС, рассмотрев жалобу налогоплательщика, оставило в силе большую часть доначислений, но уменьшило в два раза сумму штрафов. Однако бизнесмена такое решение не удовлетворило, и он обратился в суд.

Суд первой инстанции встал на сторону предпринимателя. Арбитры указали, что согласно Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности ОК 029-2007 в разделе А по коду 01 «Сельское хозяйство, охота и предоставление услуг в этих областях» выделена группировка «Предоставление услуг в области животноводства, кроме ветеринарных услуг» (код 01.42). Эта группировка включает предоставление услуг за вознаграждение или на договорной основе, таких, в частности, как: обследование состояния стада, перегонка скота, выпас скота, содержание сельскохозяйственных животных и уход за ними.

Между тем основным видом деятельности бизнесмена в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей (ЕГРИП) значилось растениеводство в сочетании с животноводством (смешанное сельское хозяйство) (код 01.30 по Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности (ОКВЭД) 029-2001).

С учетом этого арбитры решили, что оказываемые предпринимателем услуги по договору на содержание и кормление животных могут быть отнесены к услугам в области животноводства, а бизнесмен является сельскохозяйственным производителем в понимании п. 2 ст. 346.2 НК РФ. Поскольку доля дохода от оказания таких услуг в 2007 г. составила более 70% в общем доходе предпринимателя, он имел право на применение спецрежима в дальнейшем, и решение инспекции является незаконным.

Судьи апелляционной и кассационной инстанций, рассмотрев соответствующие заявления налоговиков, не нашли оснований для их удовлетворения и отмены постановления республиканских арбитров.