1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Не рейтингом единым...

Присвоение России инвестиционного рейтинга агентством Standard&Poor’s настраивает на оптимистический лад. В целом можно ожидать, что это событие приведет к расширению притока капитала на российские рынки. Однако весь вопрос состоит в том, насколько масштабным будет этот приток и насколько России удастся воспользоваться этим эффектом. Между тем благостную картину несколько портят обнародованные Центробанком данные об оттоке капитала в 2004 г. и те факторы, которые повлияли на этот отток. Об этом и шла речь на «круглом столе» в агентстве «Интерфакс».

По мнению Олега Солнцева, ведущего эксперта НП «Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования», в последнее время проявились ранее не наблюдавшиеся, но весьма опасные тенденции.

В 2004 г. тенденция снижения чистого оттока капитала, наблюдавшаяся с 2000 г., прервалась и сменилась увеличением чистого оттока.

Основной фактор здесь — изменение качества операций банков на зарубежных рынках и с иностранными активами. До конца 2003 г. капиталы, поступающие в банковскую систему, шли на осуществление чистого кредитования экономики — предприятий и населения. С 2004 г. эти потоки в значительной мере стали вести не столько к стимулированию роста кредитов банковской сферы, сколько к увеличению вложений в краткосрочные рублевые активы. Таким образом, приток капиталов работает не столько на экономический рост, сколько на извлечение краткосрочной спекулятивной прибыли из колебаний обменного курса.

Резко возрос отток капитала по теневым каналам(так называемое бегство капитала). Здесь и невыясненные кредиты внешнему миру, идущие по неофициальным каналам, и невозврат экспортной выручки и др.

Объем этих операций за 2004 г. достиг 32 млрд дол., то есть увеличился почти на

треть по сравнению с уровнем 2003 г. (24 млрд дол.). В 2002 г. теневой отток составил 19 млрд дол.

При этом легальные вложения нефинансовых компаний за рубежом, наоборот, существенно сократились — с 17,5 млрд дол. в 2003 г. до 6 млрд в 2004-м.

Таким образом, инвестиционные риски, в целом нарастающие в нашей экономике,

привели к снижению прозрачности потоков, связанных с размещением российскими резидентами капиталов за рубежом.

Снижение объема притока зарубежного капитала в форме прямых и

портфельных инвестиций в среднем с уровня 2,5 млрд дол. в квартал до 1,5 млрд. И пока нет никаких признаков (если основываться на данных Центробанка), что ситуация улучшится.

Объем притока капитала в форме заемных средств, достигнув своего максимума в конце 2003 г., в 2004 г. зафиксировался на этом уровне и пока не подает признаков ускорения, несмотря на то что должен бы работать эффект от присвоения рейтинга агентствами Moody’s и Fitch.

Если эта тенденция сохранится, то на фоне сокращения прямых иностранных инвестиций в ближайшие годы совокупный приток зарубежных средств в российскую экономику зафиксируется на достигнутом уровне. А учитывая, что объем оттока, наоборот, увеличивается, можно ожидать, что в среднесрочной перспективе, после того как улягутся страсти вокруг повышения рейтинга, т.е. примерно с 2006 г., будет расти чистый отток капитала.

Действительно, продолжив тенденцию нескольких предыдущих лет, когда чистый отток капитала постоянно снижался и стремился к нулю, можно было бы ожидать перехода к чистому притоку капитала. Но вместо этого в первые три квартала 2004 г. чистый отток увеличился в 5 раз — с 3,5 до 18 млрд дол.

Четвертый квартал несколько выровнял положение, и чистый отток, по информации Центробанка, за год составил 7,8 млрд дол.

 к сведению

Инвестиционный доход от капитала, который вывезен из России в 2004 г., составил 1 млрд дол. А инвестиционный доход от ввезенного капитала, выплаченный Россией, составил 12 млрд дол.

 

Главное — структура

Эксперты отмечают, что состояние инвестиционного процесса в большей степени характеризуют не сальдированные показатели — чистый отток либо приток капитала, а структура оттока и притока.

к сведению

Россия является крупнейшим экспортером прямого легального капитала в Восточной Европе. Помимо этого, вывозится большой объем теневого капитала, только небольшая доля которого (10—20%) потом возвращается.

Например, США в основном вывозят прямой капитал, а ввозят портфельный. Есть страны, в значительной мере являющиеся экспортерами портфельного

капитала. Почти все страны Восточной Европы импортируют прямые инвестиции.

Если смотреть по структуре, то Россия экспортирует большое количество прямого капитала и импортирует портфельный (в виде вложений в акции, банковских займов, займов у западных банков — кредитные линии предприятий).

Сальдированный же вариант показывает, что в России так и не решены проблемы инвестиционного климата и нормы накопления. Мы живем в интересной стране, которая непрерывно вывозит капитал и сразу же занимает.

Что может означать нулевое сальдо, равенство притока и оттока? Одно из двух. Или мы стали меньше вывозить, что хорошо, или стали больше занимать, что не очень.

Привлечь прямые

Одной из ключевых является задача изменения структуры инвестиций в пользу прямых.

Между тем за три квартала прошлого года прямые иностранные инвестиции снизились примерно на треть — с 8,3 млрд дол. до 5,5 млрд.

Связано это, с точки зрения Евсея Гурвича, научного руководителя НП «Экономическая экспертная группа», в первую очередь со слабостью финансовой системы. В условиях, когда инвестиционные ресурсы в основном сконцентрированы в экспортирующих сырьевых отраслях, где имеются пределы для инвестирования, слабая финансовая система не в состоянии перераспределить эти ресурсы в другие отрасли. Повлияло и снижение накопления, которое можно трансформировать в инвестиции, поскольку после летнего кризиса скорость роста депозитов населения в банковской системе в реальном выражении существенно снизилась. Существенен также фактор политических рисков, поскольку инвестиции — это необратимый долгосрочный способ использования ресурсов, и средства вкладываются, только если есть уверенность, что за этот срок не произойдет никаких событий, грозящих потерями. Почему в страну не идут прямые инвестиции? Сергей Пухов из фонда экономических исследований «Центр развития» считает, что виной тому отсутствие в России инвестиционных проектов. Вкладывать иностранным инвесторам просто некуда. Однако со столь категоричным утверждением не согласен Леонид Григорьев, президент Ассоциации независимых центров экономического анализа. Он отмечает, что особо выгодны вложения в сырьевой

экспорт и в обслуживание некоторой доли населения с хорошими валютными доходами от этого сектора: сборку мощных автомобилей, строительство жилья, другие подобные цепочки. Другие же проекты в остальных отраслях (а они есть) являются куда менее доходными и более рискованными, а потому проигрывают.

Но все-таки среди главных причин эксперты называют неблагоприятный инвестиционный климат, включающий и высокую произвольность толкования законов, и непрозрачность финансов, и политические риски. Да и менеджеры часто не стремятся к привлечению прямых инвестиций, поскольку опасаются прихода вместе с ними более строгого корпоративного контроля владельца.

Изменит ли положение инвестиционный рейтинг? С точки зрения министра финансов — безусловно. «Данный рейтинг является позитивным событием для привлечения инвестиций в Россию и дальнейшего экономического роста», — вот точные слова Алексея Кудрина.

С ним солидарен Андрей Клепач, директор Департамента макроэкономического прогнозирования МЭРТ РФ. По его словам, международная практика показывает, что после присвоения инвестиционного рейтинга где-то с лагом год-полтора идет существенный прирост прямых инвестиций. Сейчас их мало, но со временем станет больше.

Однако эксперты считают, что рейтинг поможет портфельным, но вряд ли существенно повлияет на прямые иностранные инвестиции, которые более важны для развития экономики страны. Для прямых важны не рейтинги, а стабильность, предсказуемость государства, отсутствие политических рисков — в общем, все тот же инвестиционный климат.

к сведению

Согласно прогнозам, которые делались при разработке среднесрочной программы, в 2004 г. валовое накопление должно было составить 28% ВВП, а на деле достигло 21,5%. Таким образом, по накоплению, которое зависит от степени доверия, степени рисков, мы сильно отстаем.