1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 754

Большая цена маленькой ошибки

Большая цена маленькой ошибки

Cпоры, возникающие из трудовых отношений, в наше время уже не редкость. Как правило, инициатором подобных споров выступает работник, считающий, что его права нарушены. Нарушителем же прав может быть работодатель, а может быть и Пенсионный фонд. Несколько споров, которые дошли до суда, мы представляем нашим читателям.

Один раз не считается

К. работал в должности старшего смены охраны.

23 октября 2003 года приказом по предприятию ему был объявлен строгий выговор за сон на посту и необеспечение контрольно-пропускного режима. А 24 октября 2003 года К. был уволен с работы за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей при наличии дисциплинарного взыскания (п. 5 ст. 81 ТК РФ).

Считая увольнение незаконным, К. обратился в суд с иском о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда. Иск был удовлетворен частично. К. восстановили на работе. С работодателя в пользу К. были взысканы заработная плата за время вынужденного прогула и компенсация морального вреда.

Принимая подобное решение, суд исходил из того, что на момент увольнения К. имел только одно дисциплинарное взыскание, наложенное приказом от 23.10.2003.

Работодатель не смог документально подтвердить, что на момент увольнения со стороны К. имело место неоднократное неисполнение трудовых обязанностей.

Профсоюз своих в обиду не даст

Б. работала в МУП ГКХ г. Костомукши. Приказом от 27.02.2004 она была уволена с работы по сокращению штата (п. 2 ст. 81 ТК РФ).

Считая увольнение незаконным, Б. обратилась в суд по тем основаниям, что работодатель при принятии решения о сокращении штата работников не сообщил об этом профсоюзному органу, нарушив тем самым положения ст. 82 и 373 ТК РФ. Она просила восстановить ее на работе, взыскать с ответчика в ее пользу средний заработок за время вынужденного прогула и денежную компенсацию морального вреда.

Городской суд в иске отказал, поскольку пришел к выводу, что работодатель не должен был извещать профсоюзный орган, так как Б. не являлась членом профсоюза.

Однако кассационная инстанция решение суда первой инстанции отменила. Она обратила внимание на то, что в материалах дела имеется заявление Б., датированное 1 декабря 2003 года, о вступлении в профсоюз. Это обстоятельство не было исследовано надлежащим образом. Суд при рассмотрении дела обязан был установить, являлась ли Б. на момент увольнения членом профсоюза и было ли об этом известно работодателю.

Дело было направлено на новое рассмотрение.

Время — деньги

М. являлся безработным и состоял на учете в Центре занятости. 23 июля 2003 года он опоздал на перерегистрацию в Центр на один час, в связи с чем был лишен на месяц пособия по безработице.

М. предъявил иск к Центру занятости о взыскании пособия по безработице на том основании, что Закон «О занятости населения в Российской Федерации» не содержит указания о лишении пособия за опоздание на регистрацию и поэтому он лишен пособия незаконно.

Районный суд отказал в удовлетворении заявления, обосновав свое решение тем, что в Центре занятости установлен поминутный график перерегистрации. О времени посещения Центра занятости истец был извещен под роспись, однако в день регистрации опоздал, поэтому обоснованно лишен пособия.

Кассационная инстанция вынесенное решение отменила, встав на сторону М. Суд указал, что действующим законодательством предусмотрена явка для перерегистрации не реже двух раз в месяц (ст. 35 Закона РФ от 19.04.91 «О занятости населения в РФ», п. 19 Постановления Правительства РФ от 22.04.97 «Об утверждении порядка регистрации безработных граждан»). Этих требований закона М. не нарушал. Указание явки в Центр без опозданий до минут в день перерегистрации связано с загруженностью и организацией в работе Центра, а не продиктовано законом. Следовательно, данное обстоятельство не может являться основанием для лишения М. пособия по безработице.

Приобретенные права не отнять

Управление ПФ РФ отказало К. в назначении пенсии за недостаточностью у нее стажа работы по педагогической деятельности. Из стажа работы был исключен период нахождения К. в отпуске по уходу за детьми. К. обратилась в суд с просьбой обязать Управление назначить ей пенсию по старости с момента обращения.

Районный суд в удовлетворении заявления отказал, сославшись на Федеральный закон «О трудовых пенсиях».

Однако суд кассационной инстанции решение суда отменил, указав следующее. По настоящему делу правоопределяющим фактом при установлении права заявительницы на назначение пенсии является оценка приобретенных ею пенсионных прав в соответствии с законодательством, действовавшим до 1 января 2002 года, то есть до вступления в силу Закона «О трудовых пенсиях».

К. находилась в отпуске по уходу за детьми в период до октября 1992 года. А в тот период времени дополнительный отпуск без сохранения заработка матерям, имеющим детей в возрасте до полутора лет, засчитывался в общий и непрерывный стаж работы, а также в стаж работы по специальности (ст. 167 КЗоТ РСФСР (в редакции, действующей до 06.10.92).

То есть К. приобрела пенсионные права в соответствии с ранее действовавшим законодательством. Ограничив ее в указанном праве, районный суд придал обратную силу закону, ухудшающему положение женщин и К. в частности. А это с точки зрения закона не допустимо.

Ваш билетик!

Пенсионер Б., имеющий стаж работы в районах, приравненных к районам Крайнего Севера, более 20 лет, в 2003 году выезжал на отдых за пределы постоянного проживания — в г. Чермоз, тогда еще Пермской области. Расходы на проезд к месту отдыха и обратно Б. предъявил к оплате городскому Управлению ПФ РФ. Однако он отказался это делать.

Б. обратился в суд. Суд встал на его сторону и заставил ПФ оплатить ему почти все расходы. Единственное, что не было оплачено, — это расходы, связанные с возвращением из отпуска, а именно стоимость проезда от г. Чермоз до г. Пермь. Такое решение было принято потому, что Б. не представил суду соответствующий проездной билет.

Проверив законность вынесенного решения, суд кассационной инстанции изменил его в части возмещения расходов на проезд от г. Чермоз до г. Пермь.

По мнению кассационной инстанции, указанные расходы также должны быть возмещены Б. Как сказано в Инструкции «О порядке предоставления социальных гарантий и компенсаций лицам, работающим в районах Крайнего Севера и местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, в соответствии с действующими нормативными актами», утв. Приказом Минтруда РСФСР № 2 от 22.11.90 (действовала на момент рассмотрения спора), гражданин вправе в случае утраты проездных документов подтвердить проведение им отдыха за пределами постоянного проживания иными документами, свидетельствующими о его выезде к месту отдыха и обратно.

В материалах дела имеется проездной документ от г. Пермь до г. Чермоз, свидетельствующий о выезде Б. к месту отдыха. При таких обстоятельствах требование о взыскании стоимости обратного проезда также следует удовлетворить.

(По материалам судебной практики по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия за I полугодие 2004 года)

Обойдемся без свидетелей

Н. в период с 1981 по 1991 гг. работала на производстве глиняного кирпича и выполняла обязанности садчицы-выставщицы на вредном производстве. Имея такой стаж работы на вредном производстве, она рассчитывала на пенсию на льготных условиях. Когда пришло время оформлять пенсию, оказалось, что запись в трудовой

книжке оформлена неправильно, в связи с чем ей было отказано в назначении пенсии на льготных условиях.

Н. обратилась в суд с заявлением об установлении факта работы на вредном производстве. В суде этот факт подтвердили свидетели, а также были представлены письменные доказательства. Суд заявление Н. удовлетворил.

Однако кассационная инстанция вынесенное решение отменила. Президиум ВС Республики Мордовия указал, что подтверждение факта работы в должности, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по свидетельским показаниям, законодательством не предусмотрено. Показания свидетелей могут быть приняты во внимание только в совокупности с письменными доказательствами. Представленные Н. письменные доказательства подтверждают факт ее работы на вредном производстве лишь с мая по декабрь. Следовательно, право на льготную пенсию она не имеет.

(Верховный Суд Республики Мордовия. Дело № 44-г-32)