1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 521

Получение платежа по исполнительному листу не означает, что кредитор должен был знать о неплатежеспособности должника

Для признания сделки по перечислению денег в рамках исполнительного производства недействительной нужно доказать осведомленность кредитора о неплатежеспособности должника. ВС РФ пришлось исправить ошибку нижестоящих судов.

Суть дела

В 2017 г. суд общей юрисдикции вынес решение о взыскании с индивидуального предпринимателя (далее — должник) задолженности по договору займа и пеней за нарушение сроков ее возврата в пользу физического лица (далее — кредитор). Для исполнения этого решения суд выдал исполнительный лист, на основании которого в отношении должника было возбуждено исполнительное производство. С 29.09.2017 по 17.08.2018 в пользу кредитора было взыскано 622 000 руб. При этом 02.03.2018 в отношении должника арбитражный суд возбудил дело о банкротстве. Через несколько месяцев суд включил требования кредитора в третью очередь реестра требований кредиторов в размере 36 млн руб.

Финансовый управляющий имуществом должника обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными сделок по перечислению кредитору в ходе исполнительного производства 622 000 руб. и применении последствий их недействительности. Он ссылался на наличие признаков предпочтительности (ст. 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», далее — Закон о банкротстве). При этом финансовый управляющий указал, что сделки были совершены в следующие периоды:

  • 223 000 руб. было перечислено в течение шести месяцев до возбуждения дела о банкротстве должника;

  • 102 000 руб. было перечислено в течение одного месяца до возбуждения дела о банкротстве должника;

  • 297 000 руб. было перечислено после возбуждения дела о банкротстве должника.

По мнению финансового управляющего, на момент совершения перечислений (в том числе первых 223 000 руб.) у должника имелись неисполненные денежные обязательства перед иными кредиторами. При этом кредитор, который получил исполнение по исполнительному листу, был осведомлен о наличии у должника признаков неплатежеспособности, поскольку информация об исполнительных производствах в отношении должника имелась в открытых источниках.

Возражая против своей осведомленности, кредитор указывал, что на момент совершения сделки он не располагал и не мог располагать сведениями о неплатежеспособности должника.

Позиция судов

Суды трех инстанций удовлетворили заявление финансового управляющего о признании недействительными сделок по перечислению кредитору в ходе исполнительного производства 622 000 руб.

Суды руководствовались ст. 61.1, 61.3, 61.6 Закона о банкротстве, ст. 167 ГК РФ и признали доказанным наличие условий, достаточных для признания сделок недействительными по ст. 61.3 Закона о банкротстве. Они не приняли во внимание довод кредитора о том, что он не знал о неплатежеспособности должника.

Кредитор подал жалобу в ВС РФ. Он просил отменить судебные акты, ссылаясь на то, что его возражения против осведомленности о неплатежеспособности должника и соответствующие доказательства суды не оценили.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих судов и направил обособленный спор на новое рассмотрение, в том числе для решения вопроса о возможности квалификации части спорной сделки (на 223 000 руб.), подпадающей под шестимесячный период подозрительности, по п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Суд отметил, что предпочтение, допущенное должником в удовлетворении требования одного кредитора перед требованиями других, равных ему по правовому положению, является основанием для признания сделки недействительной при наличии совокупности признаков, указанных в ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Так, в частности, из п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве следует, что для признания сделки, совершенной должником в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании его банкротом, недействительной, необходимо доказать следующие обстоятельства:

  • сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований;

  • как минимум потенциальную осведомленность кредитора о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества должника на момент осуществления спорной сделки.

При решении вопроса об осведомленности кредитора об указанных обстоятельствах во внимание принимается то, насколько он мог, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств. Получение кредитором платежа в ходе исполнительного производства само по себе еще не означает, что кредитор должен был знать о неплатежеспособности должника (п. 12 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“»).

Обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права. В судебном решении должны быть указаны мотивы его принятия, в том числе мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле (ч. 2 ст. 65, ч. 2 ст. 169, п. 2 ч. 4 ст. 170 АПК РФ).

В данном обособленном споре должник перечислил часть денежных средств по спорной сделке в шестимесячный период подозрительности, следовательно, для признания этой части сделки недействительной подлежала доказыванию осведомленность кредитора о неплатежеспособности должника.

К выводу о такой осведомленности суды пришли исходя из того, что на момент совершения сделки на сайте Федеральной службы судебных приставов были размещены сведения о возбуждении в отношении должника исполнительных производств, о чем кредитор мог узнать в силу общедоступности этого информационного ресурса.

Однако без судебной оценки остались доводы и доказательства кредитора о том, что исполнительные производства, на которые сослались суды, возбуждались исключительно на основании исполнительного листа, выданного самому кредитору, то есть на основании его собственных требований к должнику. В рамках этих исполнительных производств и были осуществлены спорные перечисления в его пользу. Иных исполнительных производств не было, а значит, не имелось оснований считать его осведомленным о состоянии платежеспособности должника.

Суды установили, что на момент совершения спорной сделки должник имел значительную задолженность перед иными лицами, что впоследствии было подтверждено судебными решениями, принятыми не в ее пользу. Однако указанные судебные акты вступили в силу уже после совершения оспариваемой сделки, в связи с чем их наличие не может свидетельствовать об осведомленности кредитора о неплатежеспособности должника.