1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 455

Обзор правовых позиций Верховного суда по спорам, рассмотренным в 2019 году

В материале для новогоднего номера мы собрали дела, рассмотренные Верховным судом, с самыми интересными позициями.

Какие выводы ВС РФ заслуживают особого внимания?

Включение корпоративного займа в реестр требований кредиторов

Кредитор подал заявление о включении его требований в реестр обанкротившегося ООО «Анкор-Девелопмент». Требование было основано на договоре займа и новации. При этом кредитор был мажоритарием ГК «Анкор», в которую входил банкрот. Первая инстанция и кассация усмотрели в корпоративных займах схему по искусственному кругообороту денег. Такие действия указывали на увеличение уставного капитала в обход требований закона и являлись корпоративными. Апелляция заняла противоположную позицию. По условиям кредитных договоров банкрот не мог привлекать займы от других кредиторов, но зато был вправе получать финансирование от ГК «Анкор», обязательства перед которой в отличие от других кредиторов субординации не подлежали. При этом увеличение уставного капитала было невозможно из-за корпоративного конфликта. ВС РФ согласился с апелляцией и включил корпоративный заем в реестр требований кредиторов.

Определение СКЭС ВС РФ от 04.02.2019 № 304-ЭС18-14031 по делу № А81-7027/2016

Отказ в исключении единственного жилья из конкурсной массы

Финансовый управляющий подал заявление об исключении из конкурсной массы квартиры и еще некоторого имущества банкрота-физлица. Дело в том, что банкрот развелся с женой и по мировому соглашению должен был выплатить ей половину стоимости квартиры. Супруг не исполнил мировое соглашение и подал заявление о своем банкротстве. При этом супруга оказалась его единственным кредитором. Первая инстанция и апелляция исключили квартиру из конкурсной массы, посчитав, что она защищена исполнительским иммунитетом как единственное пригодное для постоянного проживания должника помещение. ВС РФ отменил судебные акты в части исключения квартиры из конкурсной массы. По его мнению, судам следовало вынести на обсуждение должника, кредитора и финансового управляющего вопрос о возможности разработки такого плана реструктуризации долга перед единственным кредитором, который, с одной стороны, предусматривал бы достижение целей утвержденного ранее мирового соглашения (под контролем суда и при посредничестве независимого финансового управляющего), а с другой стороны, обеспечивал бы баланс прав на жилище новой семьи банкрота.

Определение СКЭС ВС РФ от 04.02.2019 № 305-ЭС18-13822 по делу № А40-109796/2017

Отстранение арбитражного управляющего, который передал полномочия агенту

Конкурсный управляющий привлек агента, который обязался за вознаграждение обеспечивать сохранность имущества должника, поддерживать его в технически исправном состоянии, выплачивать зарплату работникам принципала и т.д. Также управляющий зарезервировал 1,5 млн руб. на специальном счете для выплаты себе стимулирующей части вознаграждения. Эти деньги были получены от сдачи в аренду имущества должника, не находящегося в залоге. На действия управляющего пожаловался налоговый орган. Суды трех инстанций признали действия управляющего незаконными, но отстранить его отказались. Они указали, что привлечение специалиста допустимо, если оно направлено на оказание отдельных услуг, не носит систематический характер и не нацелено на фактическую подмену фигуры управляющего иным лицом. Однако управляющий передал принципалу чрезмерно широкий круг полномочий. В связи с этим ВС РФ отстранил управляющего от исполнения обязанностей. Как он отметил, передача полномочий не должна приводить к фактическому самоустранению управляющего от руководства текущей деятельностью банкрота. Условия же агентского договора позволяли в значительной части осуществлять текущее руководство банкротом не конкурсному управляющему, а агенту. При этом ряд обязанностей управляющий не выполнял: не провел инвентаризацию дебиторской задолженности и не пытался ее взыскать, не проанализировал финансовое состояние должника, не проверил наличие признаков фиктивного и преднамеренного банкротства должника. Еще управляющий неправомерно зарезервировал деньги для выплаты себе стимулирующей части вознаграждения. Такое поведение управляющего давало основания полагать, что он не желает надлежащим образом вести процедуру банкротства должника.

Определение СКЭС ВС РФ от 25.02.2019 № 310-ЭС17-14074 по делу № А14-6753/2015

Негаторный иск к соседу — владельцу пасеки

Истица подала иск об устранении препятствий в пользовании своим домом и участком к соседу, который содержал на своем участке пасеку. Она указала, что размещение пасеки на смежном земельном участке создает опасность для ее жизни и здоровья, поскольку у нее имеется аллергическая реакция на яд пчел. Кроме того, расположенные со стороны ответчиков по границе земельных участков деревянный навес, забор, а также плодовые деревья затеняют участок истицы и препятствуют его использованию по назначению. Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили исковые требования. ВС РФ поддержал решения нижестоящих судов, вставших на сторону истицы. Высшая судебная инстанция пришла к выводу, что суд вправе удовлетворить негаторный иск в случае, когда формального нарушения нет, но деятельность ответчика существенно мешает истцу-собственнику.

Определение ВС РФ от 28.05.2019 № 37-КГ19-4

Срок для взыскания судебных расходов, если производство прекращено

Истцы отказались от иска. Производство по делу было прекращено. Ответчики подали в суд заявление о взыскании с истцов судебных расходов. Суд первой инстанции вернул их заявление. Он исходил из того, что ответчики подали его уже после истечения шестимесячного срока со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу. Суд исчислял этот срок с даты вынесения определения о прекращении производства по делу. Он обосновал это тем, что АПК РФ не содержит положений, определяющих срок вступления в законную силу определений суда. Суд апелляционной инстанции отменил определение первой инстанции и направил заявление на новое рассмотрение. Кассация согласилась с первой инстанцией. ВС РФ оставил в силе постановление апелляции, отметив, что АПК РФ связывает исчисление шестимесячного срока для подачи заявления по вопросу о судебных расходах с днем вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу. Если речь идет об определении суда о прекращении производства по делу, то этот судебный акт вступает в силу по истечении месячного срока со дня его принятия.

Определение ВС РФ от 23.07.2019 № 305-ЭС19-6273 по делу № А40-147714/2015

Взыскание убытков с бывшего директора при отсутствии органов управления

В отношении общества велось дело о банкротстве. Потом суд его прекратил в связи с удовлетворением требований кредиторов. Конкурсный управляющий больше не мог представлять интересы общества. А новый генеральный директор так и не был избран. В ЕГРЮЛ по-прежнему числился конкурсный управляющий. Акционер подал иск о взыскании убытков с бывшего директора АО. Также в суде рассматривался иск об обязании АО провести внеочередное общее собрание акционеров в целях избрания членов совета директоров. Подавая иск о взыскании убытков с бывшего директора АО, истец действовал от имени и в интересах АО в качестве его законного представителя. Но суд посчитал, что такой иск должен был подать исполнительный орган общества. ВС РФ отменил определения судов трех инстанций об отказе в возобновлении рассмотрения дела и направил дело снова в первую инстанцию. Как он при этом отметил, акционер, обращаясь в суд с иском о взыскании убытков с лица, входившего в состав органа управления, является представителем акционерного общества, в том числе на стадии исполнения судебного решения, и действует не только в своих интересах, но и в интересах этого акционерного общества. Поэтому ВС РФ указал, что по общему правилу отсутствие легитимного исполнительного органа у такого акционерного общества не является препятствием ни для рассмотрения дела по спору о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, ни для последующего исполнения судебного акта.

Определение ВС РФ от 26.08.2019 № 307-ЭС18-6923 по делу № А21-7230/2017

Сальдирование встречных требований

В договоре подряда было указано, что если подрядчик не устранит недостатки, то заказчик вправе потребовать неустойку, а также устранить недостатки самостоятельно или поручить их устранение другому лицу. В этом случае заказчик вправе удержать часть денег. Подрядчик выполнил работы и передал их результат заказчику по акту. В приложении к акту были указаны недостатки выполненных работ, не препятствующие вводу в эксплуатацию объекта. Поскольку подрядчик не устранил эти недостатки, заказчик решил удержать деньги на их устранение. Подрядчик оказался в банкротстве. Позже он подал иск о взыскании с заказчика удержанной суммы. Суды трех инстанций удовлетворили иск и взыскали эту сумму с заказчика в полном объеме. СКЭС ВС РФ отменила судебные акты и отказала в удовлетворении иска подрядчика о взыскании задолженности. Как отметила Коллегия, стороны использовали в договоре термин «удержание» в значении, отличном от того, которое закреплено в ст. 359, 360 ГК РФ. Такое договорное условие является соглашением о перерасчете договорной цены на случай недоброкачественности выполненных работ, что не противоречит закону. Недоброкачественное выполнение работ порождает необходимость перерасчета итогового платежа заказчика путем уменьшения цены договора на сумму убытков заказчика, возникших вследствие несоблюдения требований к качеству работ. Подобное сальдирование вытекает из существа подрядных отношений и происходит в силу встречного характера основных обязательств заказчика и подрядчика. Действия, направленные на установление такого сальдо взаимных предоставлений, не являются сделкой, которая может быть оспорена по правилам ст. 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», так как в случае сальдирования отсутствует такой квалифицирующий признак, как получение заказчиком предпочтения.

Определение ВС РФ от 02.09.2019 № 304-ЭС19-11744 по делу № А75-7774/2018

Исполнение директором указаний акционеров или участников

Директор провернул схему, в результате которой получилось, что ЗАО внесло в уставный капитал ООО-1 долю в уставном капитале ООО-2 рыночной стоимостью более 650 млн руб. При этом ЗАО стало собственником доли в ООО-1 стоимостью 153 млн руб. Акционер ЗАО обратился в суд с иском о взыскании с генерального директора убытков. Он сослался на то, что в результате неразумных и недобросовестных действий директора ЗАО, передав имущество рыночной стоимостью более 650 млн руб., не получило в ООО-1 имущественные и корпоративные права, эквивалентные переданному активу. Суд первой инстанции удовлетворил требования акционера ЗАО. Он пришел к выводу о доказанности того, что в результате действий генерального директора, совершившего в короткий срок ряд сделок, в пользу третьих лиц были отчуждены ценные активы ЗАО. В результате оно лишилось корпоративного контроля над компанией ООО-2. Апелляция и кассация не согласились с судом первой инстанции и отказали в иске. Акционеры сами одобрили передачу 100% доли ООО-2, а директор лишь исполнил это решение. СКЭС ВС РФ отменила судебные акты и направила дело на новое рассмотрение. Коллегия указала, что решения общего собрания акционеров, содержащие согласия на совершение сделок, сами по себе не являются основанием для безусловного их исполнения единоличным исполнительным органом общества.

Определение ВС РФ от 17.09.2019 № 305-ЭС19-8975 по делу № А40-5992/2018

Привлечение к ответственности бенефициара

Суды первой и апелляционной инстанций привлекли к субсидиарной ответственности в размере 2,7 млрд руб. двух руководителей банкрота по заявлению налогового органа. Гражданин Г. являлся президентом банкрота (ОАО «Промышленная группа „Ладога“»), а также участником и директором аффилированных компаний. А гражданин К. являлся руководителем банкрота, а потом его ликвидатором. Кассация это решение отменила. Она указала, что согласно должностной инструкции президент общества (то есть гражданин Г.) подотчетен генеральному директору и осуществляет лишь контроль над эффективным взаимодействием трудового персонала должника, а также над внедрением научно-технического прогресса по всем направлениям его деятельности. Однако СКЭС ВС РФ оставила в силе судебные акты первой и апелляционной инстанций. Она указала, что установление фактического контроля не всегда обусловлено наличием (отсутствием) юридических признаков аффилированности. Напротив, конечный бенефициар, не имеющий соответствующих формальных полномочий, в раскрытии своего статуса контролирующего лица не заинтересован и старается завуалировать как таковую возможность оказания влияния на должника. При ином подходе бенефициары должника в связи с подконтрольностью им документооборота организации имели бы возможность в одностороннем порядке определять субъекта субсидиарной ответственности путем составления внутренних документов выгодным для них образом, что недопустимо.

Определение ВС РФ от 07.10.2019 № 307-ЭС17-11745 (2) по делу № А56-83793/2014

Гонорар успеха

Коллегия адвокатов сопровождала процедуры банкротства Пробизнесбанка. По условиям договора стоимость оказываемых услуг состояла из двух частей: фиксированной — в размере 8,5 млн руб. в месяц и переменной — в размере 15% от фактического поступления денег в пользу банка. Кредитор банка подал иск о признании незаконными действий Агентства по страхованию вкладов (как конкурсного управляющего) по перечислению гонорара успеха юристам из конкурсной массы. Он считал, что вознаграждение в размере 15% от фактически поступивших в конкурсную массу банка денежных средств является гонораром успеха, что недопустимо в процедурах банкротства. Суды трех инстанций отказали в иске. ВС РФ отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение. Он отметил, что в такой смешанной форме нет ничего незаконного. Но при проверке обоснованности выбора конкурсным управляющим подобного варианта вознаграждения представителей следовало определить, как такая форма оплаты может отразиться на конкурсной массе и на перспективах удовлетворения требований кредиторов. При этом нужно соотнести реально понесенные должником расходы с теми потенциальными тратами, которые могли быть понесены, если бы сделка заключалась на рыночных условиях.

Определение ВС РФ от 14.10.2019 № 305-ЭС16-20779 (46) по делу № А40-154909/2015

Замена кредитора после исключения банкрота из ЕГРЮЛ

Конкурсное производство в отношении должника было завершено, его исключили из ЕГРЮЛ. Но уже после этого кредитор передал двум новым кредиторам (тоже физлицам) по 1/2 требования к должнику — по 77 млн руб. Новые кредиторы обратились в суд с заявлениями о процессуальном правопреемстве. Каждый из них потребовал заменить банк (первоначального кредитора) на себя в деле о банкротстве. Заявители сослались на заключенные договоры уступки права требования и настаивали на том, что замена кредитора возможна в деле о банкротстве и после завершения конкурсного производства. Суд первой инстанции прекратил производство по заявлениям новых кредиторов. Апелляция и кассация с ним согласились. Суды исходили из того, что все заявления и ходатайства в рамках дела о банкротстве рассматриваются до ликвидации должника. Однако СКЭС ВС РФ согласилась с доводами новых кредиторов, отменила судебные акты нижестоящих инстанций и направила дело на новое рассмотрение. Вторая кассация решила, что правопреемство в этом случае возможно. Ведь если имущественные права кредитора не были восстановлены до завершения конкурсного производства и ликвидации должника, законодательство о банкротстве предоставляет кредитору возможность удовлетворить свои требования за счет иных лиц (контролирующих лиц и т.д.).

Определение ВС РФ от 21.10.2019 № 308-ЭС19-12135 по делу № А32-14909/2013

Взыскание долгов банкрота с наследников контролирующих лиц

Кредитор подал заявление о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих банкрота лиц: генерального директора и его заместителя. Заместитель директора погиб. Поэтому кредитор также указал в качестве ответчиков его наследников: супругу и двух сыновей. Суды трех инстанций в удовлетворении требований к ним отказали. Они посчитали, что данные требования неразрывно связаны с личностью заместителя директора, в связи с чем на его наследников не может быть возложена обязанность по возмещению убытков в порядке субсидиарной ответственности. Апелляция и кассация добавили, что субсидиарная ответственность перед кредиторами за доведение до банкротства не может рассматриваться как деликтная ответственность. Кредитор подал жалобу в ВС РФ. Он указал, что обязательство заместителя директора не относится к числу тесно связанных с его личностью, возникло до открытия наследства и подлежало включению в наследственную массу. ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих инстанций и отправил дело на пересмотр.

Определение ВС РФ от 09.12.2019 № 303-ЭС19-15056 по делу № А04-7886/2016