1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 3479

Ликвидация компании не лишает кредиторов права требовать признания ее банкротом

При добровольной ликвидации компании ее кредиторы по-прежнему могут воспользоваться своим правом обратиться в суд с требованием о признании ее несостоятельной. При этом назначение реабилитационных процедур в отношении должника невозможно, так как его учредители уже приняли решение не вести предпринимательскую деятельность через данную организацию (Определение ВС РФ от 27.07.2017 № 305-ЭС17-4728 по делу № А40-55621/2016).

­СУТЬ ­ДЕЛА

Обществом с ограниченной ответственностью (далее — общество, должник) было принято решение о добровольной ликвидации. Спустя две недели, когда общество уже находилось в процедуре добровольной ликвидации, кредитор общества обратился в суд с заявлением о признании должника банкротом. Требования кредитора к обществу были подтверждены вступившим в законную силу решением арбит­раж­ного суда. Их размер превысил 300 000 руб., а просрочка должника перед кредитором в исполнении денежных обязательств составила более трех месяцев.

­СУДЕБНОЕ ­РАЗБИРАТЕЛЬСТВО

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявления кредитора о признании общества банкротом по упрощенной процедуре банкротства ликвидируемого должника. Суд исходил из того, что заявитель не представил доказательств недостаточности имущества должника, в отношении которого принято решение о ликвидации, для удовлетворения требований всех кредиторов. При этом суд констатировал уклонение должника от представления в материалы дела промежуточного ликвидационного баланса. Кредитором не были представлены доказательства, подтверждающие наличие признаков банкротства ликвидируемого должника: недостаточность стоимости имущества должника для удовлетворения требований кредиторов. В связи с отсутствием указанных доказательств доводы кредитора о достаточности для признания должника банкротом того факта, что кредиторская задолженность должника превышает стоимость его имущества, не могут быть приняты во внимание.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда было отменено, а общество-должник признано банкротом по упрощенной процедуре банкротства ликвидируемого должника, в отношении него открыта процедура конкурсного производства. Требования кредитора к обществу признаны обоснованными и включены в реестр требований кредиторов должника с удовлетворением в третью очередь, назначен конкурсный управляющий. Судьи посчитали, что, обращаясь с заявлением о признании должника банкротом, кредитор представил надлежащие доказательства наличия у должника признаков банкротства — вступившее в законную силу решение суда. Само по себе нахождение организации-должника в стадии ликвидации и работа ликвидационной комиссии не лишают заявителя-кредитора права на обращение в арбит­раж­ный суд с заявлением о признании такого должника несостоятельным (банкротом). Нормы, устанавливающие особенности банкротства ликвидируемого должника, не исключают возможности возбуждения производства по делу о несостоятельности (банкротстве) на общих основаниях — по заявлению кредитора. Требуя от заявителя представить доказательства, подтверждающие недостаточность имущества должника для удовлетворения требований кредиторов, судом первой инстанции не учтено, что такими доказательствами за­явитель не располагает и располагать не может. Эти доказательства должен был представить должник, и неисполнение указанной процессуальной обязанности не должно лишать кредитора-заявителя права на признание его требований, подтвержденных решением суда, обос­нованными.

Однако арбит­раж­ный суд округа принятые по делу судебные акты отменил, направив дело на новое рассмотрение в арбит­раж­ный суд первой инстанции. Суд счел, что в любом случае существенное значение для рассмотрения дела имело сопоставление стоимости активов должника с общим размером задолженности перед кредиторами. Отсутствие в деле промежуточного ликвидационного баланса (независимо от причин) не позволило судам достоверно разрешить вопрос о способности ликвидируемого должника рассчитаться с кредиторами. Кроме того, судам надлежало рассмотреть возможность возбуждения дела о банкротстве в общем порядке, поскольку заявитель ссылался на наличие у должника общих признаков банкротства.

­ПОЗИЦИЯ ВС РФ

Судебная коллегия по эко­но­ми­чес­ким спорам ВС РФ отменила постановление кассационной инстанции, оставив в силе ранее принятые по делу судебные акты.

В ходе судебного разбирательства было установлено, что должник обладает признаками банкротства: наличие просроченной свыше трех месяцев основной задолженности, размер которой превысил 300 000 руб. При данных признаках у внешнего по отношению к должнику лица (кредитора) возникает право на обращение в суд с заявлением о банкротстве.

Сложившаяся судебная арбит­раж­ная практика исходит из того, что нахождение организации-должника в стадии ликвидации и работа ликвидационной комиссии не влекут за собой утрату кредитором права на обращение в суд с заявлением о признании должника несостоятельным банкротом (постановление Президиума ­ВАС РФ от 20.04.2004 № 1560/04).

При этом решение о признании должника — юридического лица банкротом и об открытии в отношении него конкурсного производства принимается судом в случае установления признаков банкротства и отсутствия оснований для оставления заявления о признании должника банкротом без рассмот­рения, введения финансового оздоровления, внешнего управления, утверждения мирового соглашения или прекращения производства по делу о банкротстве.

В ситуации, когда уполномоченным органом должника принято решение о его ликвидации, состоялось назначение ликвидационной комиссии, не предполагается дальнейшее осуществление ликвидируемой организацией обычной деятельности, характерной для нормального гражданского оборота. Поскольку воля участников (учредителей) такого юридического лица направлена на прекращение существования организации, к данной организации невозможно применить реабилитационные процедуры (финансовое оздоровление, внешнее управление, мировое соглашение), целью которых является сохранение юридического лица. По этим же причинам к ликвидируемой организации не подлежала применению и процеду­ра наблюдения. Данная процедура направлена прежде всего на проведение первого собрания кредиторов и выявление на этом собрании позиции гражданско-правового сообщества, объединяющего кредиторов, относительно возможности применения к должнику реабилитационной процедуры либо о необходимости введения конкурсного производства как ликвидационной процедуры. Однако в отношении ликвидируемой организации точка зрения кредиторов по названному вопросу не имела правового значения. Так, независимо от мнения кредиторов, высказанного на первом собрании, недопустимо обязывать участников корпорации, учредителей унитарных организаций осуществлять эко­но­ми­чес­кую деятельность через юридическое лицо, о судьбе которого ими уже принято решение о ликвидации.

Таким образом, по заявлению кредитора о банкротстве ликвидируемой организации, в которой действует ликвидационная комиссия, арбит­раж­ный суд мог принять одно из двух решений — о признании должника банкротом по упрощенной процедуре банкротства или об отказе в признании должника банкротом.

Судами не выявлено обстоятельств, с которыми законодатель связывает возможность принятия решения об отказе в признании юридичес­кого лица несостоя­тельным (банкротом). Решение о ликвидации общества не отменялось, его участники не высказали намерение сохранить корпорацию и продолжить свое участие в ней. Исходя из этих обстоятельств, ВС РФ пришел к выводу, что суд округа ошибочно отменил законное и обоснованное постановление суда апелляционной инстанции о признании общества банкротом по упрощенной про­цедуре банкротства ликвидируемого должника.