1. Главная / Новости 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| новости | печать

Новый закон о госконтроле резко осложнит жизнь бизнесу

Принятый недавно закон о госконтроле, по оценке экспертов ОПОРЫ России, реанимирует целый ряд избыточных функций органов государственной власти и способен значительно усложнить ведение бизнеса.

Комментируя нормы нового закона, Кирилл Всеволожский - Председатель Центральной контрольно-ревизионной комиссии ОПОРЫ РОССИИ, директор Центра институциональных и правовых исследований Института экономических стратегий, директор ЗАО «Интел-сервис» - уточнил позицию объединения малого бизнеса. Закон, долго и тщательно готовившийся Министерством экономического развития РФ и внесённый в Госдуму Правительством России в ноябре прошлого года, на этапе второго чтения в течение всего одной недели с 1 по 8 июля подвергся настолько многочисленным и значимым изменениям, что местами стал просто неузнаваемым. И, к огромному сожалению, лучше от этого он, мягко говоря, не стал.

Например, в тексте Федерального закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» больше нет ответа на самый первый и главный вопрос – что же такое этот самый «контроль (надзор)».

Одна из принятых поправок привела к тому, что контролем и надзором стала именоваться просто «деятельность федеральных органов исполнительной власти», уполномоченных на его осуществление.

Закон, помимо многого другого, ввёл в действие ещё несколько принципиальных конструкций, в своей совокупности способных резко и совершенно неоправданно осложнить условия для ведения предпринимательской деятельности в России.

Начиная с весны 2004 г. - в ходе реализации в Российской Федерации административной реформы - профильной Правительственной комиссией были проанализированы и признаны избыточными тысячи функций федеральных органов власти, в том числе и в сфере государственного контроля и надзора. В большинстве случаев оказалось, что реализация этих функций не нужна никому, кроме представителей самих контрольно-надзорных органов, не желавших расставаться с рычагами давления на предпринимателей.

Часть подобных функций была упразднена «явным образом». Многие другие перестали реализовываться, что называется, «по факту» - поскольку противоречили позднейшим федеральным законам и при пересмотре Правительством России положений о министерствах и федеральных службах не включались в перечень полномочий этих органов.

Однако теперь многие и многие давно устаревшие и никому не нужные функции, случайно или вследствие прямого саботажа заинтересованных ведомств сохранившиеся в «старых» законах упоминания о всяческих «государственных инспекторах» оказались реанимированы в полном объёме.

Более того, бороться с ними дальше станет гораздо сложнее, в том числе Президенту и Правительству. Особого внимания заслуживает тот факт, что многие «федеральные органы исполнительной власти» вдруг снова оказались «уполномоченными» на совершение ряда действий. А ведь эти действия в своё время, казалось бы, давно и прочно ликвидированы административной реформой - часто по инициативе и при активном участии предпринимательского сообщества и непосредственно ОПОРЫ РОССИИ.

Самое печальное и настораживающее – практически ничего из вышеупомянутых норм в тексте законопроекта, внесённого в Государственную Думу Правительством, не было!

Получается, что почти всё обсуждавшееся – плоды совместного творчества депутатов Государственной Думы и заинтересованных федеральных ведомств.