1. Главная / Документы / Судебные решения 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| судебные решения | печать | 10

Постановление по делу № СИП-959/2014

Суд по интеллектуальным правам постановление Президиума от 05.05.2015 № С01-300/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 27 апреля 2015 года.

Полный текст постановления изготовлен 05 мая 2015 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе: председательствующего - председателя Суда по интеллектуальным правам Новоселовой Л.А.,

членов президиума: Данилова Г.Ю., Корнеева В.А., Химичева В.А.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу компании КОФРА Холдинг АГ/COFRA Holding AG (Grafenauweg 10, CH-6300 Zug, Swizerland) на решение Суда по интеллектуальным правам от 21.01.2015 по делу № СИП-959/2014 (судьи Голофаев В.В., Булгаков Д.А., Васильева Т.В.)

по заявлению компании КОФРА Холдинг АГ/COFRA Holding AG о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 15.08.2014 об отказе в удовлетворении возражения на решение об отказе в предоставлении правовой охраны на территории Российской Федерации словесному товарному знаку «СКН» по международной регистрации № 1128944.

В судебном заседании приняли участие представители:

от компании КОФРА Холдинг АГ/COFRA Holding AG (заявителя) - Грядов А.В. (по доверенности от 03.11.2014);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Гибер В.И. (по доверенности от 28.08.2014 № 02/32-564/41), Медведев Н.Ю. (по доверенности от 28.08.2014 № 02/32-566/41).

Президиум Суда по интеллектуальным правам

установил:

компания КОФРА Холдинг АГ/COFRA Holding AG (далее - компания) обратилась в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 15.08.2014 об отказе в удовлетворении возражения на решение об отказе в предоставлении правовой охраны на территории Российской Федерации словесному товарному знаку «СКН» по международной регистрации № 1128944.

Решением Суда по интеллектуальным правам от 21.01.2015 в удовлетворении заявленного требования отказано.

В кассационной жалобе, поданной в президиум Суда по интеллектуальным правам, компания, ссылаясь на нарушение судом первой инстанции норм материального и процессуального права, просит названный судебный акт отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В обоснование кассационной жалобы компания указывает, что толкование Роспатентом и судом первой инстанции пункта 1 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) как принятого в развитие статьи 6.quinquies Конвенции по охране промышленной собственности (заключена в Париже 20.03.1883; далее - Парижская конвенция) привело к неправильному выводу о наличии оснований для отказа в предоставлении правовой охраны спорному товарному знаку на территории Российской Федерации, поскольку названный пункт ГК РФ, по сравнению с указанной международной нормой, значительно расширяет основания для отказа в предоставлении правовой охраны обозначению, добавляя дополнительные критерии охраноспособности, в частности наличие у обозначения словесного характера. Однако, по мнению компании, обозначение «СКН» не является слишком простым, что может быть достаточным для предоставления ему правовой охраны согласно правилам, установленным Парижской конвенцией.

Как полагает компания, самостоятельным основанием для отмены решения Роспатента 15.08.2014 и решения суда первой инстанции от 21.01.2015 является уклонение Роспатента от рассмотрения довода компании, изложенного в возражении от 08.04.2014, о регистрации обозначения «таким, как оно есть» согласно указанной статье Парижской конвенции.

Также компания не согласна с выводом суда первой инстанции о том, что наличие различительной способности у обозначения должно быть доказано на дату его приоритета, поскольку действующее законодательство в данном отношении не содержит каких-либо временных ограничений.

Кроме того, по мнению компании, представленные ею в материалы дела распечатки страниц интернет-сайтов и аффидевит не получили надлежащей оценки суда.

В письменных пояснениях на кассационную жалобу Роспатент просит обжалуемый судебный акт оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Учитывая, что заявленное на регистрацию обозначение представляет собой сочетание трех последовательно расположенных согласных букв «С», «К» и «Н», не имеющее словесного характера и оригинального графического исполнения, Роспатент считает, что оно не обладает различительной способностью, а доказательств, подтверждающих приобретение такой способности на дату приоритета указанного обозначения, не представлено.

По мнению Роспатента, пункт 1 статьи 1483 ГК согласуется со статьей 6.quinquies Парижской конвенции, а довод компании об обратном является ее субъективным мнением.

Роспатент отмечает, что в нарушение статьи 6.quinquies Парижской конвенции компания не представила доказательств того, что на дату подачи заявки на предоставление правовой охраны названному международному товарному знаку на территории Российской Федерации он был зарегистрирован надлежащим образом в Швейцарии, а также доказательств того, что именно это государство является страной происхождения применительно к подпункту 2 пункта «А» статьи 6.quinquies Парижской конвенции.

Кроме того, как полагает Роспатент, довод компании о том, что законодательство не содержит требования о наличии различительной способности у обозначения на дату приоритета, противоречит пункту 1 статьи 1491 ГК РФ и позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 11.04.2006 № 15736/05.

Также Роспатент указал, что, вопреки доводу компании, суд первой инстанции в обжалуемом решении изложил оценку всех доказательств, представленных в материалы дела компанией.

В судебном заседании представитель компании доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, поддержал.

Представители Роспатента доводы заявителя кассационной жалобы оспорили, просили оставить обжалуемый судебный акт без изменения.

Законность обжалуемого судебного акта проверена президиумом Суда по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как установлено судом первой инстанции и усматривается из материалов дела, товарный знак с конвенционным приоритетом от 18.05.2012 зарегистрирован Международным бюро интеллектуальной собственности Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) 14.08.2012 за № 1128944 в отношении товаров 9, 14, 18, 25-го и услуг 35-го классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ) на имя компании.

Решением Роспатента от 28.01.2014, принятым по заявке компании, в предоставлении правовой охраны международному товарному знаку № 1128944 на территории Российской Федерации было отказано ввиду его несоответствия пункту 1 статьи 1483 ГК РФ в связи с отсутствием у него различительной способности.

Компания, не согласившись с указанным решением, обратилась в образованную при Роспатенте палату по патентным спорам с возражением на него.

Возражение мотивировано тем, что заявленное обозначение имеет различительную способность, является целостным обозначением, при произношении вслух превращающимся в слово или словосочетание, а также приобрело дополнительную различительную способность в результате использования при введении в гражданский оборот на территории Российской Федерации соответствующих товаров.

По результатам рассмотрения данного возражения 15.08.2014 Роспатентом принято решение об отказе в его удовлетворении и оставлении в силе решения Роспатента от 28.01.2014.

Компания, полагая, что решение Роспатента от 15.08.2014 является недействительным, нарушает ее права и законные интересы, обратилась в Суд по интеллектуальным правам с настоящим заявлением.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении названного заявления отказано.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, выслушав мнения представителей участвующих в деле лиц, рассмотрев доводы, содержащиеся в кассационной жалобе и в письменных пояснениях на нее, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом норм материального и процессуального права, соответствие выводов суда имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены либо изменения обжалуемого судебного акта ввиду следующего.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием (статья 13 ГК РФ, пункт 6 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Судом первой инстанции на основании Положения о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 № 218, установлено, что оспариваемое решение принято Роспатентом в рамках его компетенции, что не оспаривается заявителем кассационной жалобы.

С учетом даты конвенционного приоритета (18.05.2012) судом первой инстанции правильно определено применимое законодательство для оценки охраноспособности спорного товарного знака, к которому относятся ГК РФ и Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденные Приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 05.03.2003 № 32 (далее - Правила).

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленного требования, исходил из того, что спорный международный товарный знак состоит из трех последовательно расположенных согласных букв «С», «К» и «Н», выполненных стандартным шрифтом, в связи с чем представляет собой сочетание букв, не имеющее словесного характера и оригинального графического исполнения.

С учетом этого, руководствуясь пунктом 2.3.1 Правил, суд пришел к выводу о том, что заявленное обозначение не обладает различительной способностью.

В то же время, исследовав и оценив доказательства, представленные в материалы дела компанией, а именно: распечатки страниц из сети «Интернет» с информацией о деятельности; свидетельские показания (аффидевит) с информацией о производстве и продаже в 2012-2014 годах продукции, маркированной спорным обозначением; фотографии продукции, маркированной этим обозначением, представленной в российских магазинах; материалы с сайта компании C&A Mode Gmbh&Co.KG www.c-and-a.com, включающие данные о заявленном обозначении; материалы с сайта www.clockhouse.ch, суд установил, что они не подтверждают приобретение на территории Российской Федерации различительной способности спорным международным товарным знаком до даты его приоритета в отношении заявленных товаров и услуг в результате его использования.

Судом также учтено, что перечисленные доказательства относятся только к товару «одежда», в то время как правовая охрана названному обозначению испрашивается в отношении широкого перечня товаров 9, 14, 18, 25-го и услуг 35-го классов МКТУ.

Учитывая изложенное, правомерно полагая, что положения пункта 1 статьи 1483 ГК РФ приняты в развитие пункта «В» статьи 6.quinquies Парижской конвенции, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что заявленное обозначение «СКН» не обладает различительной способностью, то есть отличительными признаками, достаточными для индивидуализации товаров и услуг, в связи с чем предоставление ему правовой охраны противоречит названным нормам права.

Таким образом, суд первой инстанции признал оспариваемое решение Роспатента соответствующим действующему законодательству.

Президиум Суда по интеллектуальным правам соглашается с выводами суда первой инстанции в связи со следующим.

Приводимый в кассационной жалобе довод о неверном толковании Роспатентом и судом пункта 1 статьи 1483 ГК РФ как принятого в развитие статьи 6.quinquies Парижской конвенции, что, по мнению компании, повлекло неправильный вывод о наличии оснований для отказа в предоставлении правовой охраны спорному товарному знаку на территории Российской Федерации, основан на ошибочном субъективном понимании компанией норм материального права.

В соответствии с подпунктом 1 пункта «А» статьи 6.quinquies Парижской конвенции каждый товарный знак, надлежащим образом зарегистрированный в стране происхождения, может быть заявлен в других странах Союза и охраняется таким, как он есть, с оговорками, указанными в данной статье.

Согласно подпункту 2 пункта «В» статьи 6.quinquies Парижской конвенции товарные знаки, подпадающие под действие данной статьи, могут быть отклонены при регистрации или признаны недействительными, если знаки лишены каких-либо отличительных признаков или составлены исключительно из знаков или указаний, могущих служить в торговле для обозначения вида, качества, количества, назначения, стоимости, места происхождения продуктов или времени их изготовления либо ставших общепринятыми в обиходном языке или в добросовестных и устоявшихся торговых обычаях страны, где испрашивается охрана.

Пунктом 1 статьи 1483 ГК РФ предусмотрено, что не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, не обладающих различительной способностью.

К обозначениям, не обладающим различительной способностью, могут относиться, в частности: обозначения, представляющие собой отдельные буквы, цифры, не имеющие характерного графического исполнения, сочетания букв, не имеющие словесного характера; линии, простые геометрические фигуры, а также их сочетания, не образующие композиций, дающих качественно иной уровень восприятия, отличный от восприятия отдельных входящих в них элементов (пункт 2.3.1 Правил).

Мнение компании о том, что обозначение «СКН» не является слишком простым, в связи с чем ему должна быть предоставлена правовая охрана согласно правилам, установленным Парижской конвенцией, не может быть принято во внимание, поскольку подпункт 2 пункта «В» статьи 6.quinquies Парижской конвенции не предусматривает, что правовая охрана должна быть предоставлена каждому товарному знаку, надлежащим образом зарегистрированному в стране происхождения, не являющемуся слишком простым.

Данный критерий представляет собой лишь один из примеров обозначений, которым не может быть предоставлена правовая охрана в силу названного положения Парижской конвенции. В то же время понятие отсутствия отличительных признаков у обозначения, вопреки доводу компании, не может быть ограничено исключительно критерием его простоты или сложности.

Вместе с тем требование о наличии у заявленного к регистрации обозначения различительной способности неразрывно связано с функцией товарного знака, заключающейся в индивидуализации товаров и услуг, в отношении которых он используется.

Вывод суда первой инстанции основывался на том, что спорное обозначение состоит из трех согласных букв, сочетание которых не имеет словесного характера, и, соответственно, не воспринимается как слово какого-либо естественного языка, не имеет оригинального графического исполнения, а следовательно, каких-либо запоминающихся отличительных признаков, достаточных для индивидуализации товаров и услуг.

Таким образом, пункт 1 статьи 1483 ГК РФ и пункт 2.3.1 Правил приняты в развитие подпункта 2 пункта «В» статьи 6.quinquies Парижской конвенции, соответствуют ему и были правильно применены Роспатентом и судом первой инстанции.

В то же время президиум Суда по интеллектуальным правам отмечает, что в соответствии с пунктом 1 статьи 1483 ГК РФ (в редакции, действовавшей на дату подачи заявки) положения этого пункта не применялись в отношении обозначений, которые приобрели различительную способность в результате их использования.

При этом согласно пункту 2.1 Рекомендаций по отдельным вопросам экспертизы заявленных обозначений, утвержденных Приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 23.03.2001 № 39, при оценке наличия приобретенной различительной способности заявленного обозначения во внимание могут быть приняты в целом или части следующие сведения, подтверждающие, что заявленное обозначение приобрело различительную способность в результате его использования до даты подачи заявки: объемы производств и продаж товаров, маркированных заявленным обозначением; территории реализации товаров, маркированных заявленным обозначением; длительность использования заявленного обозначения для маркировки товаров (услуг), указанных в заявке; объемы затрат на рекламу товаров (услуг), маркированных заявленным обозначением; сведения о степени информированности потребителей о заявленном обозначении и производителе маркированных им товаров, включая результаты социологических опросов; сведения о публикациях в открытой печати информации о товарах, маркированных заявленным обозначением; сведения об экспонировании на выставках в Российской Федерации и за ее пределами товаров, маркированных заявленным обозначением, а также иные сведения.

В силу пункта 2.3 Правил к доказательствам приобретения различительной способности относятся, в частности, сведения о длительности и интенсивности использования заявленного обозначения.

Исследовав и оценив по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации имеющиеся в материалах дела документы, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что достаточных доказательств, свидетельствующих в своей совокупности и взаимной связи о приобретении спорным международным товарным знаком на дату приоритета различительной способности на территории Российской Федерации в материалы дела не представлено.

Президиум Суда по интеллектуальным правам отклоняет довод компании о том, что суд неполно исследовал представленные доказательства, поскольку, вопреки доводу, приведенному в кассационной жалобе, текст обжалуемого судебного акта содержит надлежащую оценку с изложением ее мотивов и соответствующий ей вывод.

Названный довод заявителя кассационной жалобы основан на иной оценке компанией материалов дела и направлен, по существу, на переоценку доказательств и фактических обстоятельств дела, установленных судом, заявлен без учета определенных законом пределов рассмотрения дела судом кассационной инстанции.

Довод компании о том, что действующее законодательство не содержит указания на необходимость доказывания наличия различительной способности товарного знака на дату его приоритета, не может быть признан обоснованным. Данному доводу, заявленному компанией при обращении в суд первой инстанции, дана надлежащая оценка в решении суда, которая соответствует нормам действующего законодательства, а также правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.04.2006 № 15736/05, в которой указано, что оценка наличия различительной способности должна производиться на дату подачи заявки на регистрацию товарного знака; наличие или приобретение различительной способности в результате использования обозначения является вопросом факта, который относится к компетенции суда, рассматривающего спор по существу.

Также, вопреки мнению компании, не является самостоятельным и достаточным основанием для отмены обжалуемых решения суда первой инстанции и решения Роспатента уклонение последнего от рассмотрения довода компании, изложенного в ее возражении от 08.04.2014, о регистрации обозначения «таким, как оно есть» согласно статье 6.quinquies Парижской конвенции.

Судом первой инстанции был исследован названный довод компании и правомерно признан необоснованным, поскольку спорный международный товарный знак не соответствует требованиям подпункта 2 пункта «В» статьи 6.quinquies Парижской конвенции, в связи с чем не может быть зарегистрирован «таким, как он есть». Компания, ссылаясь на достаточность и самостоятельность такого основания для отмены оспариваемого решения Роспатента, не указала, каким именно образом данный довод возражения мог повлиять на результат его рассмотрения.

В связи с этим отсутствие изложения в тексте оспариваемого решения Роспатента указанного довода и его анализа не помешало Роспатенту правильно и всесторонне рассмотреть возражение компании, следовательно, не может иметь существенного значения при рассмотрении настоящего дела.

В соответствии с положениями статьи 286, части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции не вправе пересматривать фактические обстоятельства дела, установленные судами при их рассмотрении, давать иную оценку собранным по делу доказательствам, устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

Нарушений требований процессуального законодательства при сборе и оценке судом доказательств по делу президиум Суда по интеллектуальным правам не усматривает.

Фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом первой инстанции на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств, с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц. Окончательные выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, в связи с чем у суда кассационной инстанции отсутствуют предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены либо изменения принятого по делу решения.

Президиум Суда по интеллектуальным правам не находит и безусловных оснований для отмены обжалуемого судебного акта, перечисленных в части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Расходы по уплате государственной пошлины, понесенные в связи с подачей кассационной жалобы, относятся на заявителя кассационной жалобы на основании статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с подпунктом 12 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) при подаче кассационной жалобы на решения арбитражного суда государственная пошлина уплачивается в размере 50 процентов размера государственной пошлины, подлежащей уплате при подаче искового заявления неимущественного характера.

Таким образом, с учетом положений подпункта 3 пункта 1 статьи 333.21 НК РФ, пункта 34 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.07.2014 № 46 «О применении законодательства о государственной пошлине при рассмотрении дел в арбитражных судах» размер государственной пошлины за подачу кассационной жалобы по делам о признании ненормативного правового акта недействительным составляет 1 500 рублей.

Статьей 104 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определено, что основания и порядок возврата государственной пошлины устанавливаются в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 333.40 НК РФ уплаченная государственная пошлина в большем размере, чем это предусмотрено законом, подлежит возврату.

Излишне уплаченная компанией госпошлина в размере 1 500 рублей подлежит возврату компании из федерального бюджета на основании статьи 333.40 НК РФ.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам

постановил:

решение Суда по интеллектуальным правам от 21.01.2015 по делу № СИП-959/2014 оставить без изменения, кассационную жалобу компании КОФРА Холдинг АГ/COFRA Holding AG - без удовлетворения.

Возвратить компании КОФРА Холдинг АГ/COFRA Holding AG 1 500 (Одну тысячу пятьсот) рублей государственной пошлины, излишне уплаченной за подачу кассационной жалобы по чеку-ордеру от 19.03.2015.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий
Л.А.НОВОСЕЛОВА

Члены президиума
Г.Ю.ДАНИЛОВ
В.А.КОРНЕЕВ
В.А.ХИМИЧЕВ