1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 32

Комментарий эксперта (Александр Кухарь, старший юрист юридической фирмы VEGAS LEX)

«ЭЖ-Юрист»: В законопроекте предлагается предусмотреть требования к членам совета директоров, коллегиального органа и единоличному исполнительному органу. Сейчас подобные требования нигде не установлены?

Александр Кухарь: В настоящее время в законе нет общих для всех публичных обществ требований к деловой репутации членов их органов управления. Однако подобные требования установлены в отношении субъектов, осуществляющих определенные виды деятельности.

Например, в отношении профессиональных участников рынка ценных бумаг установлено, что члены их советов директоров, коллегиальных исполнительных органов, их единоличные исполнительные органы и некоторые должностные лица не должны быть подвергнуты дисквалификации, не должны иметь неснятую или непогашенную судимость за преступления в сфере экономической деятельности или против государственной власти и не должны являться лицами, совершившими определенные правонарушения. Если одно из указанных обстоятельств наступило в отношении действующего члена совета директоров, он считается выбывшим со дня вступления в силу решения уполномоченного органа или суда (ст. 10.1 Федерального закона от 22.04.96 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг»).

Похожие требования предусмотрены также в отношении членов органов управления субъектов банковской деятельности (ст. 11.1 Федерального закона от 02.12.90 № 395-1 «О банках и банковской деятельности»), субъектов страхового дела (ст. 32.1 Закона РФ от 27.11.92 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации»), микрофинансовых организаций (ст. 4.1-1 Федерального закона от 02.07.2010 № 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях») и др.

«ЭЖЮ»: Почему понадобилось включать в закон такие требования? Какие могут быть на практике злоупотребления со стороны директоров и членов совета директоров?

А.К.: В пояснительной записке указано, что законопроект разработан во исполнение п. 9 плана мероприятий (дорожной карты), утвержденного распоряжением Правительства РФ от 02.07.2020 № 1723-р. Названный пункт предполагал создание правового механизма, предотвращающего вхождение недобросовестных лиц в состав органов управления публичных акционерных обществ. Соответствующий механизм предусматривал запрет для лиц, которые вступившим в силу решением суда привлечены к ответственности за убытки, причиненные акционерному обществу сделкой, в совершении которой имелась заинтересованность таких лиц, занимать должности в органах управления организаций в течение года. Однако в предлагаемом законопроекте к деловой репутации членов органов публичного общества предусмотрены более жесткие требования, нежели в дорожной карте.

Разработка соответствующих требований к деловой репутации членов органов публичных обществ обусловлена совершенствованием и постепенным развитием корпоративного законодательства в России, а также повышением в целом уровня корпоративной культуры в нашей стране.

Подобные законодательные инициативы часто обусловлены наработкой судебной практикой критического количества судебных решений, высвечивающих проблемные области правового регулирования. Можно предположить, что суды высветили соответствующую проблему отсутствия каких-либо ограничений по вхождению в состав органов управления публичного общества лиц, совершивших серьезные правонарушения, которые должны исключать возможность занимать соответствующие должности. При этом роль и важность такой общеотраслевой категории, как добросовестность в корпоративных и общегражданских отношениях, приобретает все большую значимость, что находит отражение в судебной практике ВС РФ и определяет дальнейшие направления развития законодательства, в том числе в сфере корпоративных отношений.

Анализ общих положений законодательства наталкивает на вывод о повышенной социально-экономической значимости публичных акционерных обществ по сравнению с непубличными обществами, поскольку эмиссионная деятельность публичных обществ может затрагивать интересы самых широких кругов. В связи с этим публичный статус акционерных обществ налагает на них больше обязательств, например по раскрытию информации, и закономерно порождает повышенные требования к деловой репутации членов их органов управления во избежание злоупотреблений с их стороны.

На практике такие злоупотребления могут выражаться в совершении действий или принятии решений в ущерб интересам управляемого общества, отдельной части его акционеров или его кредиторов.

Например, единоличный исполнительный орган или члены совета директоров общества могут выплатить себе неразумно высокие премии (бонусы и т.п.) без одобрения этих выплат уполномоченным органом управления, что причинит ущерб обществу и его акционерам, увеличивая издержки и уменьшая его потенциальную прибыль, подлежащую распределению между ними.

Если общество состоит из нескольких акционеров, его интересы выражаются в соблюдении интересов всех акционеров. Поскольку интересы акционеров могут быть различными, они уравновешиваются и балансируются посредством законодательно установленных механизмов и корпоративных процедур. Недобросовестность членов органов управления общества может выражаться в несоблюдении указанных процедур в интересах одних акционеров в ущерб другим. Так, например, единоличный исполнительный орган может заключить без надлежащего одобрения сделку с заинтересованностью или иную сделку, отвечающую интересам отдельных акционеров, но идущую вразрез с интересами общества и других акционеров.

Злоупотребления могут выражаться и в том, что единоличные исполнительные органы осуществляют налоговую оптимизацию, используя недопустимые методы на грани законности, что часто приводит к доначислению налогов и взысканию пеней и штрафов, влекущих для общества убытки.

При возникновении у общества финансовых проблем члены органов управления общества зачастую предпринимают меры, направленные на вывод наиболее ценных и ликвидных активов от обращения на них взыскания со стороны кредиторов, что приводит к несостоятельности управляемого общества и наносит вред кредиторам и добросовестным акционерам.

«ЭЖЮ»: По Вашему мнению, действительно эти поправки помогут бороться с вхождением в состав органов управления публичных обществ недобросовестных лиц?

А.К.: Эффективность предлагаемых в законопроекте механизмов будет напрямую зависеть от того, каким образом они будут претворяться в жизнь и какие последствия повлечет нарушение соответствующих требований. Если такие последствия будут некритическими для потенциальных нарушителей, то изменить ситуацию коренным образом не получится.

Так, например, если дисквалифицированное лицо продолжит управление юридическим лицом, либо если с дисквалифицированным лицом будет заключен договор на управление юридическим лицом, либо если не будут применены последствия прекращения действия этого договора, в отношении нарушивших лиц будут начислены штрафы от 5000 до 100 000 руб. Принимая во внимание размер штрафов, для финансово обеспеченных организаций и недобросовестных бенефициаров он вряд ли станет препятствием для избрания на должность дисквалифицированных лиц.

В пояснительной записке к законопроекту указано, что в нем отсутствуют требования, которые связаны с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности и оценка соблюдения которых осуществляется в рамках государственного контроля (надзора), привлечения к административной ответственности, предоставления лицензий и иных разрешений, аккредитации, оценки соответствия продукции, иных форм оценки и экспертизы.

В связи с этим поправки вряд ли смогут полностью исключить риски избрания недобросовестных лиц в состав органов управления публичного общества. Остаются также вопросы, связанные с возможным обходом закона, например, если функции руководителя публичного АО будут переданы управляющей организации, которую возглавляет недобросовестное лицо, и т.п.

Наличие требований к деловой репутации членов органов публичного общества позволит повысить уровень добросовестности и корпоративной дисциплины указанных лиц. Вместе с тем разумно было бы все же ограничить круг преступлений, совершение которых влекло бы запреты, например, преступлениями в сфере экономики, против государственной власти и др., то есть такими преступлениями, которые несовместимы с выполнением управленческих функций в органах управления (исполнительных органах) публичных акционерных обществ.