1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 128

Арбитражный управляющий не вправе уничтожать документы банкрота, даже если с даты возбуждения дела о банкротстве прошло семь лет

ВС РФ указал, что конкурсный управляющий до завершения конкурсного производства не вправе уничтожить документацию должника, потенциально относящуюся к числу доказательств по делу, даже в отсутствие возражений конкурсных кредиторов и тем более при наличии в суде нерассмотренного заявления о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 25.11.2019 № 305-ЭС19-15519 по делу № А40-108749/2011

Конкурсный кредитор

Гражданин О.

Банкрот

ООО «Лизинговая компания «Ренессанс»

Суть дела

В 2013 г. суд признал ООО «Лизинговая компания „Ренессанс“» банкротом. В отношении него была открыта процедура конкурсного производства и утвержден конкурсный управляющий. В рамках этого дела конкурсный кредитор подал жалобу на бездействие конкурсного управляющего, выразившееся в необеспечении сохранности документации, полученной от бывших руководителей банкрота. Дело в том, что кредитор пытался привлечь к субсидиарной ответственности контролирующих банкрота лиц. Но это оказалось проблемой: в суде выяснилось, что конкурсный управляющий уничтожил первичные документы банкрота по его хозяйственной деятельности, которые ему передал директор, за три года до введения банкротства. Заявитель полагал, что необеспечение сохранности и последующее уничтожение этих документов нарушают его права на сбор доказательств, препятствуют установлению всего круга контролирующих лиц, контрагентов должника, а также вины бывшего руководства компании в доведении ее до банкротства. А конкурсный управляющий полагал, что он был вправе принять решение об уничтожении документов, чтобы сократить расходы на их хранение.

Позиция судов

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении жалобы на бездействие конкурсного управляющего. Они указали, что конкурсный управляющий предпринял все возможные меры по пополнению конкурсной массы и удовлетворению требований кредиторов. На протяжении более семи лет с момента возбуждения дела о банкротстве должника были проведены все необходимые мероприятия в качестве временного и конкурсного управляющего. Отчеты конкурсного управляющего, равно как и его действия (бездействие), никто не обжаловал.

Суды указали, что целесообразность дальнейшего хранения документов отсутствовала. Из-за уничтожения документов права кредиторов не были нарушены, поскольку они, будучи участниками данного дела о банкротстве должника, могли ознакомиться с приобщенными к материалам дела документами, однако данной процессуальной возможностью не воспользовались.

Таким образом, довод заявителя жалобы о том, что уничтожение документов в 2018 г. (спустя семь лет с даты возбуждения процедуры банкротства) препятствовало быстрому установлению причин, которые привели к банкротству должника, осложнило работу по установлению вины бывшего руководства в обособленном споре о привлечении к субсидиарной ответственности и взыскании убытков, что может повлечь убытки кредитора в размере его непогашенных требований к должнику, учитывая незавершенность рассмотрения этого обособленного спора, является недоказанным и носит предположительный характер.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила судебные акты нижестоящих инстанций и отправила спор на новое рассмотрение. Судьи ВС РФ пришли к выводу, что арбитражный управляющий не вправе уничтожать документы, даже если прошло много лет.

Экономическая коллегия указала, что вопросы сбора и надлежащего хранения переданной конкурсному управляющему документации должника имеют особую актуальность. Анализ этой документации позволяет осуществлять основные мероприятия конкурсного производства, в частности, определять круг контролирующих лиц, наличие оснований для привлечения их к ответственности, иным образом пополнять конкурсную массу через взыскание дебиторской задолженности, виндикацию имущества, оспаривание сделок и прочее. В связи с этим законодательно установлена презумпция наличия причинно-следственной связи между несостоятельностью должника и действиями (бездействием) контролирующего лица при непередаче им документов бухгалтерского учета и (или) отчетности, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы (п. 4 ст. 10 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), а в нынешней редакции — подп. 2 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве).

В обязанности конкурсного управляющего входит организация упорядочения архивных документов банкрота, самостоятельное хранение документации или передача на хранение в архив (п. 2 ст. 129 Закона о банкротстве, ч. 3 ст. 6, ч. 1, 10 ст. 23 Федерального закона от 22.10.2004 № 125-ФЗ «Об архивном деле в Российской Федерации», п. 1 ст. 29 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете»).

Однако судебная практика исходит из того, что и в случае ликвидации юридического лица, в том числе в результате банкротства, его документы не подлежат уничтожению безусловно, даже по причине истечения сроков их хранения (см. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 02.02.2016 № 302-ЭС15-14349). К подобной обязанности косвенно отсылают и положения п. 5 ст. 61.14 Закона о банкротстве, устанавливающие предельно допустимый срок обращения в суд с заявлением о привлечении к ответственности по основаниям, предусмотренным главой III.2 Закона о банкротстве.

Таким образом, нормы действующего законодательства не содержат положений о том, что документация должника, потенциально относящаяся к числу доказательств по делу, может быть уничтожена конкурсным управляющим по своему усмотрению до завершения конкурсного производства, даже в отсутствие возражений конкурсных кредиторов и тем более при наличии в суде не рассмотренного заявления о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Учитывая наличие повышенной конфликтности между заинтересованными лицами в отношениях, связанных с институтом банкротства, возложение на арбитражного управляющего соответствующей обязанности по хранению документации должника в числе прочего означает, что он как профессиональный антикризисный менеджер должен действовать добросовестно и разумно, исходя из баланса объективно противопоставленных интересов вовлеченных в процесс несостоятельности лиц (должника, кредиторов и общества).

В то же время деятельность арбитражного управляющего, утвержденного судом для проведения соответствующей процедуры, применяемой в деле о банкротстве, должна быть направлена, прежде всего, на минимизацию расходов, осуществляемых за счет имущества должника, из которого формируется конкурсная масса. Поэтому при новом рассмотрении судам следует проверить доводы конкурсного управляющего о его добросовестности при уничтожении документации должника, сославшегося на то, что ему необходимо было сократить издержки на хранение документов в связи с объективной необходимостью завершения конкурсного производства, исследовав и оценив представленные им доказательства.